научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ЦВЕТ КОРОЛЕВСКОЙ КРОВИ

Королевская семья

 

Англичане не скрывают, что одержимы своей монархией – вне зависимости от того, любят они или презирают обладателей огромных поместий, роскошных дворцов и голубой крови.

 

НА БРИТАНСКИХ ОСТРОВАХ ОБОЖАЮТ ИЛИ НЕНАВИДЯТ КОРОЛЕВСКУЮ СЕМЬЮ, в общем-то, по одной и той же причине – ее исключительности, которая фанатам представляется божественным даром и наследственным атрибутом, а врагам – бессмысленной и слишком обременительной ношей для простых налогоплательщиков.  В остальных европейских странах с дожившей до наших дней монархией королевское семейство низведено до полускромного положения знаменитостей второго ранга. И только в Англии мыльная опера о клане Виндзоров – неизменный  хит всех сезонов  на протяжении нескольких столетий.

Недавним продолжением этой многосерийной саги стал брак Уильяма, сына Чарлза и Дианы – второго в очереди к королевскому трону, на девушке "из народа" Кейт Миддлтон, состоявшийся в 2011 г. И хотя избранница принца ради куска хлеба  не сметала золу (сегодня герцогиня Кембриджская официально представляется как "бывший консультант по продаже модной одежды"), эта новоиспеченная Золушка поистине открыла новую страницу в истории королевской семьи. Ведь еще в недавнем прошлом матримониальный выбор принцев или принцесс за пределами узкого круга аристократии едва ли воспринимался с радостью или даже со сдержанным порицанием.

Распространена точка зрения, что королевские династии представляют собой репродуктивно изолированную на протяжении столетий группу, браки в которой совершались лишь с обладателями голубой крови и даже между родственниками. Именно поэтому дозированная инъекция генов от представителей простого народа, как предполагалось, должна была иметь положительные последствия, поскольку в инбредных семьях (где супруги являются двоюродными или троюродными братом и сестрой, дядей и племянницей и т.д.) с высокой вероятностью рождаются дети с генетическими заболеваниями. Королева Виктория была согласна с этим мнением. В письме одной из своих дочерей она с несвойственной ей эмоциональностью выразилась по этому поводу: "Я очень хочу, чтобы нашли нескольких черноглазых принцев или принцесс для наших детей. Я постоянно думаю о том, что после появления в королевской семье отпрыска с маленьким изъяном дорогой папа высказался о необходимости влить в нее немного свежей крови."  

НАИБОЛЕЕ ШИРОКО ИЗВЕСТНЫЙ ПРИМЕР ГЕНЕТИЧЕСКОЙ БОЛЕЗНИ в британской монархии относится к крови буквально. Речь идет о гемофилии – наследственном заболевании, которое внешне проявляется в несвертываемости крови. Сама королева Виктория была носителем генетической мутации, расположенной на Х хромосоме и вызывающей проявление данного недуга у представителей мужского пола. В то время эта болезнь была неизлечимой, и лишь немногие гемофилики доживали до репродуктивного возраста: любой внешний порез или внутреннее кровотечение в результате ушиба могли стать фатальными. Один из сыновей Виктории, Леопольд, родился гемофиликом и умер в 30-летнем возрасте от ушиба колена, повлекшего внутреннее кровоизлияние.

Сегодня врачи королевской семьи считают, что династия Виндзоров на протяжении двух столетий постепенно освободилась от гемофилии. Однако другие царствующие семьи Европы были не столь удачливы в этом отношении. По иронии судьбы, внучка Виктории (Виктория Евгения) была взята невесткой в испанскую династию Бурбонов для оживления их якобы вырожденной родословной. Доказательство привнесения гемофилии проявилось во время обряда обрезания ее сына Альфонса. В свою очередь дочь королевы Виктории, Алиса, передала дефектный ген, полученный от матери, своей дочери Александре, которая породнилась с династией Романовых и стала женой русского царя Николая II. Их долгожданный сын Алексей родился гемофиликом, вытянув с вероятностью 50% фатальный генетический жребий. Погружение императорской семьи в страдания сына и их надежда на чудодейственную помощь старца Григория Распутина (есть многочисленные свидетельства того, что он остановил внутреннее кровотечение у царевича, послав ему слова утешения телеграммой) в определенной мере отразились на их дальнейшей судьбе. Алексей умер в 1918 г. не от гемофилии, а от пуль большевиков, вместе со своими родителями и сестрами.   

В конце ХХ в. идентичность убитых членов семьи Романовых была подтверждена генетически. Читателю будет интересно  узнать, что в атмосфере нарастающего конфликта между жгучим интересом широкой публики к генетическим особенностям знаменитостей и правом последних на неприкосновенность частной жизни первая публикация в 1994 г. о последовательности митохондриальной ДНК у представителя правящей династии относилась к принцу Филипу – мужу ныне здравствующей королевы Елизаветы II. Эта последовательность совпала с результатами генетического анализа останков Александры Федоровны, которая приходилась ему двюродной бабушкой. Недавний повторный анализ костных останков Романовых с использованием новейших молекулярных технологий установил наиболее вероятную генетическую причину мутации, ответственной за гемофилию в царской семье. Оказалось, что это всего лишь замена одного нуклеотида в сцепленном с Х хромосомой гене F9. Данное точечное изменение в указанном участке ДНК влияет на последовательный ряд процессов, в конечном итоге приводящих к выпадению из каскада коагуляционных процессов одного белка, что и вызывает гемофилию B, известную также под названием "рождественская болезнь".

ПРОИСХОЖДЕНИЕ УКАЗАННОЙ МУТАЦИИ, ЯВЛЯЮЩЕЙСЯ ГЕНЕТИЧЕСКОЙ причиной королевской гемофилии, неизвестно; вероятнее всего, она впервые возникла у королевы Виктории. Отсутствие данного заболевания у ее предков породило слухи о том, что сама королева могла быть незаконнорожденным ребенком. При современных возможностях генетического анализа это нетрудно проверить. Сегодня данная мутация, как предполагается, исчезла из королевских родословных, и испанские потомки Виктории Евгении по материнской линии могут удостовериться в этом, поскольку известна ее точная генетическая причина. Вместе с тем следует иметь в виду, что существование болезнетворной мутации в королевской семье Британии на протяжении почти целого века не было следствием близкородственных браков; фактически такого рода союзы среди королей на протяжении последних поколений были очень редки, поэтому "вливание свежей крови" Кейт Миддлтон, вероятнее всего, не будет иметь существенных последствий для здоровья нового поколения Виндзоров.

Предки Кейт и ее родственники определенно не принадлежат к аристократическому сословию, но данное утверждение характеризует лишь социальную структуру Британии и никоим образом не имеет ни малейшего отношения к генетике. Объективная реальность, конечно же, более прозаична, и она должна разочаровать всех желающих обязательно выискать и максимально выпукло выпятить что-то особенное и исключительное, будь то в своей родословной или в королевских династиях. Причина этого в том, что все мы (включая Уильяма и Кейт) приходимся друг другу генетическими родственниками, хотя и при сложном хитросплетении наших родословных. Древо наших общих недавних предков, построенное на полной последовательности ДНК представителей различных народов планеты, показывает, к примеру, что любые два представителя Центральной Европы имеют в среднем около 0,34% одинаковых по происхождению участков ДНК. Это соответствует уровню генетического сходства между четвероюродными  братьями и/или сестрами.

АРИСТОКРАТИЧЕСКИЕ СЕМЬИ БРИТАНИИ ГОРДЯТСЯ СВОИМ ОСОБЫМ положением, связанным с происхождением от другого Уильяма – Вильгельма Завоевателя, родившегося в 1027 г. Однако, согласно теоретическим подсчетам, все современное коренное население Британии имеет общего предка, который жил в конце ХI – начале ХII века н.э., и потому факт происхождения династии Виндзоров от покорившего Британию Вильгельма не должен восприниматься как нечто  уникальное. Фактически единственное отличие между аристократией и обычными людьми заключается в том, что на протяжении многих веков первые сохранили письменные свидетельства своего происхождения. Даже с учетом неслучайного для нашего вида образования супружеских пар оказывается, что наиболее недавний общий предок всех ныне живущих на Земле людей жил всего несколько тысяч лет тому назад.

Авторы, выполнившие данное исследование, завершают свою статью в журнале Nature следующими словами: "Неважно, на каком языке мы говорим и каков цвет нашей кожи; все мы имеем общих предков, которые сеяли рис на берегах Янцзы, первыми приручили дикую лошадь в степях Украины, охотились за гигантскими ленивцами в лесах Северной и Южной Америки, возводили величественную пирамиду Хеопса".

Современная генетика развенчала напыщенные притязания королей, королев, их отпрысков и многочисленных родственников на особое происхождение от великих героев прошлого. Сегодня все, даже не знакомые с азами генетики, знают, что с каждым поколением количество ДНК, унаследованное от определенного предка, сокращается наполовину. Получается, что если Вильгельм Завоеватель жил 33 поколения назад, ожидаемое генетическое наследие от него в среднем составляет меньше чем один кирпичик из нашего генома, включающего 3200000000 нуклеотидов. Не слишком много для голубой королевской крови, которая на поверку такая же красная, как у всех нас.

 

Опубликовано в Взгляд
Прочитано 4357 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)
Другие материалы в этой категории: « Нобелевская неделя-2015 УЛЫБКА ВЕСЕЛОГО РОДЖЕРА »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх