научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ОГРАБЛЕНИЕ ВЕКА И ЕГО ИСПОЛНИТЕЛИ

Фото Симона-Тер-Петросяна (Камо) из архива жандармерии Тифлиса 1909 года.

События, произошедшие 26 июня 1907 года на Эриванской площади Тифлиса, будто скопированы с американского вестерна. Произошло дерзкое нападение на инкассаторскую карету филиала Русского госбанка. Похищена крупная сумма в рублях, в пересчете на нынешний курс составляла около 3 млн долл. Было убито и ранено до 40 человек.

НА СЛЕДУЮЩЕЕ УТРО МНОГИЕ ЗАПАДНЫЕ ИЗДАНИЯ ПЕСТРЕЛИ СЕНСАЦИОННЫМИ ЗАГОЛОВКАМИ. "Тифлисская катастрофа" - так озаглавила свою передовую статью лондонская "Таймс". "Град бомб - революционеры сеют хаос и смерть" - писала "Дейли миррор". Однако описывая эту трагедию, никто не знал ее заказчиков, организаторов и исполнителей.

Советская кинематография сделала главным героем этого экса (так большевики называли насильственные экспроприации финансовых средств на благо революции) Симона Тер-Петросяна по кличке Камо. Его героизм воспет в трилогии фильмов, выпущенных киностудией "Арменфильм". В одной из этих кинокартин, снятых в жанре боевика, под названием "Лично известен" были достоверно экранизированы события. Камо представлен как главный организатор и исполнитель ограбления. Однако кинематографисты умолчали имя того, кто организовал кровавое ограбление. Имя его - Иосиф Джугашвили-Сталин. Узнать подробности события более чем столетней давности стало возможным только сейчас, когда по распоряжению уже бывшего президента Грузии Михаила Саакашвили были открыты засекреченные архивы местного НКВД. Причем доступ к материалам получили и зарубежные исследователи.

Иосиф Джугашвили-Сталин и Симон Тер-Петросян-Камо оба родились в грузинском городке Гори в 70 км от Тифлиса, причем Сталин на 4 года был старше Камо и потому всегда доминировал в их отношениях. Иосиф был единственным ребенком сапожника Бесо Джугашвили и его жены Кето, предыдущие два брата умерли в младенчестве. Дела у Бесо шли хорошо, пока он не спился. Приняв порядочную дозу спиртного, Бесо становился злобным, избивал жену и сына. Пьяные побои отца становились невыносимыми, и только его смерть избавила мать и сына от этой беды. Овдовев, Кето бралась за любую работу, чтобы прокормить сына и дать ему образование. Иосиф поступает в духовную семинарию и учится с прилежанием. Постепенно формируется и его характер властного злопамятного лидера, не прощающего обид и насмешек. Несмотря на небольшой рост, рябое лицо, ущербную левую руку, ему удается быть в центре событий, происходящих в училище, и вскоре сверстники начинают побаиваться мстительного, не прощающего даже мелких обид Джугашвили.

Отец Камо - Аршак Тер-Петросян был преуспевающим подрядчиком, нажившемся на снабжении войск русского гарнизона в Гори. Его сын Симон сначала учился в местной армянской школе, потом перевелся в городское училище, однако не смог его окончить из-за дурного поведения.

Колонна с позолоченным Георгием Победоносцем наверху на бывшей Эриванской площади, ныне - площадь Свободы. Раньше на этом месте был памятник Берии, затем - Ленину. На заднем плане - гостиница "Марриотт".ПОСЛЕ ИСКЛЮЧЕНИЯ ИЗ УЧИЛИЩА СИМОН ПЕРЕЕЗЖАЕТ В ТИФЛИС К ТЕТКЕ и здесь встречает своего земляка Иосифа Джугашвили, который приобщает его к революционным идеям. Он становится его мелким порученцем, а потом и полноценным соратником. Хотя Иосиф сам недавно научился правильно говорить по-русски, это не помешало ему стать репетитором Симона в изучении имперского языка. Лев Троцкий в своих мемуарах вспоминает, как появилась кличка "Камо". Джугашвили частенько отправлял Симона передать кому-то посылку или записку и тот его переспрашивал "кому отдать", выговаривая слово "кому" на кавказский лад - "камо отдать". Иосиф сам так и не избавился от кавказского акцента, но это не мешало ему высмеивать порученца и дать ему кличку "Камо".

Сталин организует группу молодых людей, одурманенных революционными идеями и готовых на все, что прикажет их вожак Джугашвили. После разгрома русской революции 1905 г. финансирование большевиков резко сократилось. Если раньше крупные меценаты, прогрессивная элита и даже особы, приближенные ко двору, делали добровольные пожертвования, то теперь положение изменилось. Многие отошли от революционных игр.

Но Ленин и большевики решили идти до победного конца. Для вооруженного переворота нужны были деньги, много денег. Ленин, который за всю свою жизнь не заработал честным трудом ни одной копейки, приказывает боевым группам начать экспроприацию финансовых средств. Первым такой приказ получает Сталин. Вместе с Камо они менее чем за 2 года совершают 5 вооруженных ограблений. Сталин руководит, Камо выполняет и приносит награбленное. Тот часть посылает в партийную казну, часть оставляет на местные нужды.

Но лидер большевиков из-за рубежа требует все более крупных поступлений. Ленин, который в данной схеме фигурирует как заказчик, через своего партийного казначея Красина дает ценную наводку. Красин сообщает Сталину об отправке крупной суммы денег из Петербурга в Тифлис.

Окрыленный успехами и безнаказанностью, Сталин планирует новый, самый дерзкий экс. Его идею подхватывает Камо - любитель сумасшедших авантюр. Местом нападения становится Эриванская площадь Тифлиса. То, что на Эриванской площади всегда многолюдно и от взрывов бомб может пострадать мирное население, не волновало Сталина. Будущий кровавый диктатор готов был идти по трупам.

Камо отводилась на первый взгляд второстепенная роль. Он был не только человеком безграничной храбрости и изворотливости, но и обладал талантом перевоплощения. Эти способности не раз спасали жизнь Камо, за которым безуспешно охотилась царская охранка. На сей раз Сталин отводит ему роль своеобразного троянского коня. Переодевшись в мундир капитана царской армии, он должен был верхом барражировать по площади и следить за происходящим, чтобы подстраховать товарищей в нужную минуту. Остальным участникам экса Сталин указал четкие позиции.

Тщательно отреставрированное здание бывшей мэрии Тифлиса на бывшей Эриванской площади, ныне - туристический центр с элитными бутиками.НАСТУПИЛ ДЕНЬ "Х". РАННИМ УТРОМ КАССИР ГОСБАНКА КУРДЮМОВ И СЧЕТОВОД ГОЛОВНЯ в сопровождении казачьего эскорта получают на почтовой стации Тифлиса высланные из Петербурга 250 тыс. рублей. Маршрут от станции до банка был коротким и хорошо знакомым. Он пролегал через Эриванскую площадь, где располагался штаб Кавказского военного округа. Место считалось безопасным. Но именно там дерзкий Камо задумал осуществить нападение. По сигналу одной из участниц из духана "Тилипучури" к инкассаторской карете выдвинулись бомбометатели и на повороте от Сололакской улицы к Эриванской площади метнули в кортеж около 10 бомб. От взрывов кузов фаэтона сломался и кассира вместе со счетоводом выбросило наружу. Казаки и их лошади погибли, движение остановилось. Налетчики открыли огонь. Прохожие кричали. Вывалившиеся из фаэтона мешки с деньгами валялись на мостовой. Перестрелка продолжалась. Мероприятие было на грани провала. И вот тут-то и пригодился "капитан" Камо. Он вовремя вынырнул из-за завесы дыма и пыли, крепко держа одной рукой вожжи какого-то фаэтона, другой стрелял. С помощью одного из налетчиков он быстро погрузил добычу и рванул по Головинскому проспекту. Навстречу ему уже мчался заместитель начальника полиции Тифлиса А.Г. Балабанский. Камо уверенно отрапортовал: "Господин начальник! Деньги у меня в полной сохранности. Бандиты остались на площади. Спешите на помощь полицейским". Балабанский помчался дальше, оставив ключевого исполнителя налета. Позже, узнав, кого он упустил, Балабанский застрелился. А Камо беспрепятственно доставил добычу в условленное место, где деньги были зашиты в матрац, который переправили в городскую обсерваторию, где работал Сталин. На этом матраце некоторое время сладко спал директор обсерватории, а когда ситуация утихла, матрац переправили в Финляндию, Ленину.

После дерзкого налета полиция Тифлиса была буквально поставлена на уши. Даже мягкий и добродушный генерал-губернатор Кавказа Воронцов-Дашков резко ужесточил положение в городе. Но преступление так и не было раскрыто.

Никто не мог описать внешность дерзкого капитана, унесшего мешки с деньгами. Муссировались разные слухи, что это дело рук польских социалистов, ростовских бандитов и даже армянских дашнаков, но выйти на истинных организаторов и исполнителей этого жестокого преступления не удалось. А организатор экса Джугашвили-Сталин вскоре перебрался в Баку.

Также уезжает из Тифлиса и Камо. По приказу Ленина с фальшивым австрийским паспортом он обосновался в Берлине, где на похищенные деньги стал закупать оружие для отправки в Россию. Но тут его выдает затесавшийся среди большевиков-эмигрантов провокатор Житомирский. На берлинской квартире Камо полиция находит много оружия и взрывчатки. Камо арестовывают, и русское посольство требует, чтобы его выдали царским властям. Для защиты Камо Красин нанимает известного в Европе адвоката Оскара Кона, который советует Камо симулировать сумасшествие. Вот тут-то вовсю и раскрылся его талант перевоплощения. Выдержав пытки, Камо доказал немецким психиатрам свое сумасшествие.

Премьер-министр русского правительства Петр Столыпин и наместник Кавказа Воронцов-Дашков мечтали повесить главного исполнителя кровавого экса на Эриванской площади, однако адвокат Кон устроил шумиху на всю Европу, мол, царские власти собираются казнить умалишенного, в результате чего Петр Аркадьевич пошел на попятную, признав, что смертный приговор окажет отрицательное влияние на авторитет России.

ВЕРДИКТ НЕМЕЦКИХ ВРАЧЕЙ НЕ СПАС КАМО ОТ ЭКСТРАДИЦИИ. В КОНЦЕ 1909 г. его как неизлечимого больного выдают России, где помещают в Метехский замок. Доверяя авторитету немецких психиатров, царские власти тоже признают его сумасшедшим и переводят в психиатрическую лечебницу, удрать откуда для Камо не составляет труда. Вскоре Камо снова оказывается в Европе, а потом опять возвращается на Кавказ, и при подготовке очередного экса его арестовывают. На сей раз от виселицы Камо спасает амнистия по случаю 300-летия дома Романовых. Смертная казнь заменяется 25 годами каторги, а после февральской революции 1917 г. его как видного борца с царизмом выпускают на волю.

Вот что писал тогда Максим Горький про Камо: "Рассказы о деятельности этого исключительно смелого работника в области революционной техники были настолько удивительны и легендарны, что даже в те героические дни с трудом верилось, что человек способен совмещать в себе так много почти сказочной смелости с неизменной удачей в работе и необыкновенную находчивость с детской простотой души. Мне тогда подумалось, что, если написать о Камо все, что я слышал, никто не поверит в реальное существование такого человека и читатель примет образ Камо, как выдумку беллетриста".

На этом спуске Верийского квартала Тифлиса под колесами грузовой машины местной ЧК в июне 1922 г. погиб легендарный Камо.Опыт Камо по симуляции душевнобольного становится прикладным руководством и впоследствии с успехом используется советскими разведчиками, в частности генералом НКВД Павлом Судоплатовым, которого арестовали после расстрела Берии. Симуляцию полной невменяемости по методике Камо он описывает в своей книге "Спецоперации. Лубянка и Кремль 1930-1950 годы", причем подчеркивает, что именно это спасло ему жизнь.

После гражданской войны Камо перебирается в Тифлис к своему старому другу Сталину, который устраивает его на мирную работу в Наркомфин бухгалтером. Казалось, что два непримиримых борца с царизмом и мировым капитализмом, товарищи по оружию и единомышленники теперь после победы "добра над злом", могут спокойно вздохнуть...

14 июля 1922 года, спускаясь на велосипеде по Верийскому кварталу Тифлиса, Камо попадает под колеса грузовика местной ЧК и от тяжелой черепно-мозговой травмы погибает в больнице. Нелепая смерть легендарного Камо вызвала кривотолки. Многие считали, что это дело рук Сталина, убиравшего тех, кто слишком много знал о его темном прошлом.

Так погиб Симон Тер-Петросян, легендарный Камо, талантливый авантюрист своего времени, мастер перевоплощений, ключевой участник громкого ограбления на Эриванской площади, непревзойденный симулянт, сумевший обвести вокруг пальца светил немецкой психиатрии. В стиле небезызвестного киногероя Джеймса Бонда Камо всю свою короткую жизнь боролся со злом во имя светлого будущего, которое, увы, для него так и не наступило, ибо он был порожден революцией, а любая революция, как известно из всемирной истории, как правило, пожирает своих детей.

Впрочем, другой участник кровавого экса на Эриванской площади Иосиф Джугашвили был исключением из этого правила в силу того, что сам стал верховным палачом революции.

 

 

Опубликовано в Взгляд
Прочитано 1976 раз
Оцените материал
(14 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх