научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ИССЯКАЮЩИЙ РОДНИК

Гончарное искусство

Чего мы ждем от народных промыслов

Сувенир на прилавке

В последние годы на  центральных улицах Еревана появились  уютные сувенирные магазины, в основном  рассчитанные на гостей столицы. Главное, товары предлагаются исключительно армянские, созданные в пределах республики.

УЛЫБАЮТСЯ В ВИТРАЖАХ МАЙОЛИКОВЫЕ ПЛИТКИ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ АРАРАТА, красивых женских лиц, их тонкие прекрасные овалы. Здесь множество сувениров в виде птиц, порой превращающихся в райских сказочных сиринов. Здесь же небольшие кувшины, сохранившие лишь формы, похожие на карасы Урарту, великолепные мелкие сосуды, представляющие собой скупо намеченные мастером женские и мужские лица. Их силуэт почти полностью сливается с формой сосуда. Отверстие в горле сосуда смотрится как широко открытый рот некоего существа, являющегося, вероятно, духом-хранителем, домовым армянского очага. Переливается орнамент вышивки, а рядом, ничуть не умаляя достоинства именитых соседей, стоят плетенные из льна салфетки и шкатулки. Через все, что мы видим в этих необыкновенных магазинах, проходит одна большая тема, разнообразно выполненная их авторами, тема Армении.

Приятно бывать в таких магазинах. Открой мы подобный магазин четверть века назад, вряд ли его витрины выглядели бы столь привлекательно и нарядно. В те годы поделки народных умельцев можно было купить в лучшем случае на базаре,  в худшем все эти кувшины, вазы, хачкары, украшенные старинной вязью скатерти, плетеные хлебницы так и осели бы в домах людей, их смастеривших. Представить, что навсегда уйдет из нашего обихода армянская вышивка, узор которой создавали наши матери и бабушки, значит понять, что погублен корень, питающий из далекого прошлого нынешнюю духовную жизнь, потеряно что-то важное, прекрасное в наших исторических художественных традициях. Многое из народных промыслов ушло в советские годы, но и сейчас ситуация не очень изменилась, хотя и по объективным причинам, учитывая социально-экономическое состояние страны. В результате народные промыслы, пущенные на самотек, обречены на полную изоляцию. Не в силах противостоять мощному натиску подделок под народное искусство и китча промыслы приходят в упадок. И это мы наблюдаем сейчас.

Сегодня мы свидетели полной  деградации отрасли. Дискредитированы и само понятие культуры, и ценность народных промыслов как составной ее части. А ведь именно эта часть культуры связывает человека с историей его земли,  духовными ценностями народа: промыслы это чувство дома, своей земли. Ведь, пока живы промыслы, как бы громко это ни звучало, жива душа народа. И как бы ни ругали недавнее советское прошлое нынешние сторонники "демократии", тогда еще существовало немало активно работающих народных мастеров, которые позволяли приобщаться к самобытному творчеству. Это в свою очередь питало вековые традиции и одновременно было лучшей формой воспитания патриотизма.

Почему же сегодня мы встречаем  жалкую пародию на прекрасное наследие, когда у нас должны жить традиции старинного неувядающего искусства керамики, металлопластики, резьбы по дереву, камню? Музеи древностей хранят шедевры народных умельцев. Чтобы понять, где заложены основы искусства многих поколений мастеров, надо навестить их, войти, например, в прохладные залы Музея Эребуни, Музея народного творчества, Государственного музея резьбы по дереву, Исторического музея Армении, взглянуть на собранные там коллекции древнего искусства Урарту, керамику средневекового Двина, изделия ремесленников XVIII-XIX вв. и народных гончаров Армении.

Вопреки времени и стихиям

Изделиям наших древних гончаров были свойственны монументальность и простота объемов, скупость орнаментального украшения, а главное - удивительная культура материала, лежащая в основе произведений. Древние гончары избегали поверхностного украшательства, бездушного, легкого и претенциозного отношения к материалу и форме.Произведения гончаров

СРАБОТАННЫЕ НАВЕЧНО, КАК БЫ ПОКОЯЩИЕСЯ В УВЕРЕННОМ И ПРОЧНОМ БЫТИИ, эти сосуды учат такому же отношению к вещам. Ничего иллюзорного, стремление утвердить бытие вещи, прочное, солидное, как камень, как кусок земли, с которой эта вещь так непосредственно связана надежными и прямыми узами. Это чувство материала, но первичное, как сама глина, дерево или камень, в прошлом всегда определяло характер и качество художественного образа. Даже типично хозяйственные вещи, какими являются в основном древние сосуды, отличались огромной выразительностью, образностью.

До нас дошли и многочисленные изделия двинских мастеров - изящные чаши с тонкими стенками, легкие и небольшие, часто покрытые глазурью, тяжеловесные по форме сосуды с широким туловом и большим горлом, всегда скупо орнаментированные. А какой широкой известностью пользовались александропольские мастера! Часто фамилия автора брала свое начало от начала его ремесла (Демирчян от слова "кузнец"). Кузнечное дело, ковка железа и меди, литье металла, ювелирное дело, резьба по камню, ткачество и даже кулинарное искусство были одними из множества ремесел, высоко ценившиеся на Кавказе и далеко за его пределами. Гюмрийские мастера были востребованы в Армении, России, Европе. Вспомним, какой необычностью, изысканностью формы отличались керамические чаши, декоративные блюда, вышивки, выполненные в других регионах Армении. Почти все они не схожи между собой, различны по композиции, цветовой гамме, национальны по стилю.

Возможно, и сейчас в некоторых селах можно увидеть образцы глазурованной керамики в виде зверей, птиц, домашней утвари и т.д.  Мы видим, что в простоте этих изделий, которая, вероятно, была важнейшим эстетическим принципом, как бы затаена память о бесхитростных мудрых творениях рук человеческих. Сколько фантазии было в вышивках, тканях, карпетах Гюмри, сколько прелести в деревянной и чеканной медной утвари Зангезура и Араратской долины! Еще недавно своим искусством нас радовали мастера Ювы, Аштарака, Гориса, Двина, Хндзореска, Артика. А ковры, для которых надо было не только придумывать темы, композиции и цвета, не только рисовать эскизы, но и уметь делать краски для шерсти, чтобы она не выцветала в веках!

Страсть отыскивать все первозданное заставляла мастеров искать и претворять в искусство воображение, любовь и мастерство. Вот почему они сохранились вопреки времени и стихиям как изумительные памятники далекой эпохи. Эти прекрасные образцы творчества  должны и сегодня служить примером отношения к искусству.

Поиск мастеров девиз музея

К сожалению, людей, по-настоящему преданных народному искусству, остались единицы. Они, эти современные донкихоты, устали бороться с ветряными мельницами, но продолжают верить, что в наш рациональный век народное искусство остается чистым родником,  возвращающим нас к  истокам. Среди современных донкихотов Генрих Солахян, архитектор, директор Государственного музея резьбы по дереву.

Экспозиция музеяВ ЕГО МУЗЕЕ ОСОЗНАЕШЬ, ЧТО ПЕРЕД НАМИ ТВОРЕНИЯ ИСТИННО народных мастеров, крепкими нитями связанных с Арменией, ее землей, где так много камней, наполненных жаром и светом, пронизанных жизнью многих тысячелетий. Здесь собрана замечательная коллекция изделий народных промыслов десятки уникальных изделий из глины, дерева, металла, камней лучшие произведения народных мастеров из разных уголков Армении. Особенно впечатляют разделы древней культуры, где наряду с предметами из дерева экспонируются и произведения сопутствующих ремесел (аналои XIX в., амулет конца XVII начала XIX вв., лари, солонки, кувшины, чаши, ложечницы, двери часовни 1887 г., стол со стульями).

Все это я видела несколько лет назад. Но вот через пару лет совершенно новая вещь - инкрустированная тахта, созданная в наши дни. Хранительница фонда Мелания Мирзоян объяснила, что тахта довольно распространенный тип в истории мебели. Но эта работа уникальна. Ее особенностью является органическая цельность материала, массы и пропорции, структура и скульптурность формы, ясная деревянная конструкция и идеальная разработка составных частей, акцентирующая их самостоятельность. Глубокое внимание к деталям не нарушает, а удивительным образом способствует цельному восприятию предмета. Кровать кажется литой из дерева, это особенно сложная задача для создателя любого предмета. Надо признать, что на протяжении довольно продолжительного периода истории нашей культуры понятие "городская мебель" было лишено национального содержания и в основном оказывалось европеизированным. В этом выражается значение  предмета как яркого примера армянской городской мебели, еще не существующей в нашей культуре.

Золотые руки мастеров восстанавливают и старые полузабытые техники. Значит, не угасает  интерес к самобытному творчеству. Жаль только, что из-за отсутствия у музея средств на  рекламу многие любители и ценители народного искусства не могут приобщиться к этой красоте.

Побывав в музее, убеждаешься, что с первого дня его зарождения усилиями  энтузиастов удалось многое сделать, чтобы сберечь наше историческое наследие, поддержать  мастеров,  сохраняющих и продолжающих традиции. Это своеобразная школа, где получили профессиональную подготовку многие авторы, произведения которых вошли в фонды музеев Армении, Москвы, Санкт-Петербурга. Здесь не просто проводят мероприятия, выставки-продажи от случая к случаю, есть продуманная программа на перспективу. Поиск мастеров таким девизом можно определить одну из главных забот музея в сфере художественных промыслов.

Нарушена преемственность

И тут возникают серьезные вопросы. Как долго могут просуществовать одинокие островки высокого искусства? Как спасти национальное достояние? Как способствовать тому, чтобы возрождались народные промыслы, а государство всячески помогало им, считая эту часть своей работы более важной, чем  зарубежные турне?

МУЗЕЙНЫЕ РАБОТНИКИ УБЕЖДЕНЫ, ЧТО ТЕПЕРЬ ВОПРОС О СОХРАНЕНИИ народного искусства необходимо незамедлительно решать на государственном уровне. Без государственной программы по сохранению, возрождению и развитию народных промыслов невозможно двигаться дальше, считают они. Обидно, что многие промыслы, пройдя сквозь катаклизмы времени и дойдя до нас, в наши дни в условиях жесточайшего дикого рынка и равнодушия государства оказались под угрозой исчезновения.

Народные промыслы уничтожены на корню еще в советские годы. Какие-то остатки народных промыслов (ковровая фабрика) сохранились в Иджеване. Там выполняются какие-то заказы, но считать это народным искусством - преувеличение. Работа по шаблонам художников не имеет отношения к предмету нашего разговора. Путь потакания вкусам не самого высокого пошиба тупиковый. Мы знакомы с тремя поколениями гончаров из Ювы, но и они оставили свое ремесло из-за непомерных налогов и сужения рынка. В последнее время в музей поступает мало оригинальных вещей.

Мастер и рынок

"Мы должны четко определить, что такое народное искусство, говорит Солахян. Это вовсе не то, что делается сегодня.

Гагик Газарян - Бажбеук-МеликянСТАТИСТИКА СВИДЕТЕЛЬСТВУЕТ, ЧТО И В ДЕРЕВНЯХ ИССЯКАЕТ ИНТЕРЕС к народному искусству, остаются единицы, владеющие секретами древних мастеров. Но учиться к нам не идут непрестижно, да и ненадежно... Молодые мастера не верят, что их труд будет оценен по достоинству. Поднимать престиж промыслов надо на государственном уровне. Необходимо устраивать выставки за рубежом, знакомить с образцами современного народного искусства, пропагандировать его, тогда, возможно, и появится новый рынок сбыта. А что может сам мастер? Вот поработал года три над созданием ковра, а потом свернет его и сам повезет куда-то продавать. Но кто у него это купит? Рынок заполонили подделки под народное искусство, которыми занимаются дельцы. Но любой делец исходит из  собственных интересов. Некоторые из них приезжают из-за рубежа и организовывают здесь продажу ковров, сувениров. Они не ставят перед собой художественные задачи, а гонят продукцию, которую легко можно сбыть. Их цель с меньшими затратами получить максимальную прибыль".

Нужна государственная программа

Что необходимо в первую очередь? Вывести народных мастеров из налоговой зоны. Второе обучение на всех уровнях должно быть бесплатным, потому что в дальнейшем из этого звена могут выдвинуться народные мастера.

А ДАЛЬШЕ ДОЛЖНА ДЕЙСТВОВАТЬ СООТВЕТСТВУЮЩАЯ ПРОГРАММА РАЗВИТИЯ. Например, Арташат славился  керамикой - здесь надо восстановить и развивать традиции древнего керамического искусства. Должны быть восстановлены региональные особенности, связанные с климатическими условиями, спецификой мышления, традиционными формами. А кто сейчас обо всем этом знает, кроме этнографов? Уходит таинственный знак символов, на котором говорили наши старые мастера. Сохранились лишь единицы, способные прочитать загадочную вязь узоров на коврах, разгадать таинственные письмена кружев, передать новым поколениям секреты мастерства.

Художник не может создавать новое в отрыве от материальной и духовной жизни прошлого своего народа, национальной традиции, в которой так или иначе отразились вечные законы общечеловеческого развития. Нельзя игнорировать накопленный опыт и обманывать себя иллюзией, что именно с него начинается история данного вида искусства.

Пытаясь сохранить остатки народных промыслов, необходимо объединить в отдельные товарищества немногих, оставшихся и работающих в селах мастеров, укрепить  производственную базу, создать условия для творчества. Местные власти должны предоставить им необходимые материалы: ткани, нитки, глазурь, шерсть, мельхиор, серебро...

Выделяя средства из бюджета на развитие промыслов, необходимо создать в некоторых районных школах художественные мастерские по соответствующим этим регионам отраслям. Возможно, есть смысл и в городе создать училище, где будут готовить не только мастеров, но и технологов, экономистов, управленцев, кадры, способные поднять специфику промыслов. Но все это должно осуществляться при поддержке государства. Чуткое отношение к таланту, создание для него максимально благоприятных условий - один из главных признаков сильного, благополучного государства.

 

Опубликовано в Взгляд
Прочитано 1154 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Другие материалы в этой категории: « СЛОНЫ И МЫШИ Нобелевская неделя-2015 »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх