научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ГИДРОЭНЕРГЕТИКА И ГЕОПОЛИТИКА

Какова стратегия развития энергетики?

Продолжение. Начало в NN32, 33

В апреле, когда задумывался цикл этих статей по энергетике Армении, в том числе возобновляемой, ее мифам, истинным возможностям и задачам, казалось, что в запасе достаточно времени, чтобы изложить материал в определенной последовательности и в соответствии с внутренней логикой вопроса. Однако ход событий многое изменил, и мы вынуждены обратиться к некоторым вопросам уже сейчас, хотя и планировалось к ним обратиться в конце. Сделать это необходимо по причинам сколь банальным, столь и характерным для наших реалий. Вопрос о сути и причинах нынешнего системного кризиса электроэнергетики Армении (об этом мы предупреждали еще 1 января 2013 г.), обрастая различными мифами, уходит в тень, забывается под воздействием разворачивающихся событий и новых проблем, не оставляя ни ответов, ни понимания необходимости мер, которые следует предпринять.

Однако причины и суть этого кризиса связаны с фундаментальными проблемами Третьей Республики. Как мы видим наше будущее и видим ли мы его вообще достаточно четко? Какова наша стратегия развития, в частности, развития энергетики?

Незнание закона не освобождает от ответственности

Эту фразу нам приходилось слышать во время бурных событий нынешнего лета достаточно часто. Ее повторяли различные высокие чины полиции участникам "электропротеста" на проспекте Баграмяна - то с увещевательной, то с угрожающей интонацией. Ее цитировали и различные комментаторы, весьма далекие от энергетики. Ее повторяли депутаты правящей партии и представители партий, не столь давно состоявших в правящей коалиции. Довелось слышать ее и от представителей оппозиционных партий. Смешно, но и в этом случае она опять-таки была направлена как упрек активистам "проспекта Баграмяна" - те, дескать, не освоили премудрости политической борьбы вообще и в Армении в частности.

Любопытно, что в своем греческом первоисточнике фраза это звучала как "незнание законов вредит". Трансформация ее в "незнание закона не освобождает от ответственности" произошло значительно позже, уже в эпоху перехода от мышления демократического греческого полиса (что приблизительно соответствует "проспекту Баграмяна") к юриспруденции имперского Рима. Ну а нормой права (только нормой, но не уголовным законом) - "брокардом", как говорят правоведы, она становится только в раннем средневековье.

Я тщетно ждал, что эта фраза, возвращенная к своему первоначальному смыслу, будет предъявлена не молодым активистам движения "Нет грабежу!", но ответственным структурам (ЗАО "Системный оператор", ЗАО "Вычислительный центр", КРОУ, МЭ, ЗАО "Сети Армении", ЗАО "Институт энергетики" и др.), правительству республики, да и всему профессиональному энергетическому сообществу Армении (считаю себя частью этого сообщества) как упрек и предостережение. Ведь именно профессиональные просчеты (и геополитика, как мы увидим ниже) привели к сегодняшнему кризису в электроэнергетике. К той странной картине, когда почти все активное население страны вовлеклось в лихорадочные (и неизбежно любительские) расчеты генерационных балансов, потерь в сетях и среднего системного тарифа на электроэнергию, то есть к решению задач, которые в свое время должны были решать, более того - предвидеть последствия тех или иных решений именно профессионалы. Суть произошедшего в нашем интервью "ГА" от 11 мая с.г. мы сформулировали следующим образом: "Называя вещи своими именами, сегодня мы имеем дело с системным кризисом в электроэнергетике, в экономике, в первую очередь в тех областях, где требуется сценарный анализ, умение моделировать динамику будущих событий, вырабатывать оптимальные пути развития и претворять их в жизнь в течение долгих лет".

Почему этого не случилось в свое время и почему произошло то, что произошло, - вот вопрос, который следует ставить сегодня. И пытаться на него ответить - также сегодня. Не дожидаясь "мнения нейтральных аудиторов, имеющих мировую известность".

Стратегия развития versus - развитие с наименьшими затратами

Для этого нам придется обратиться к так называемым планам развития генерации с наименьшими затратами, имеющими весьма важное значение для обсуждаемого вопроса. Эти планы разрабатывались по заказу правительства Армении компанией PA Consulting Group в 2000-2002гг. и 2005-2006гг. (Hagler Bailly - до 2000 года) при финансовой поддержке Американского агентства международного развития (USAID).

В 2003 И 2006 гг. ОНИ БЫЛИ УТВЕРЖДЕНЫ ПРАВИТЕЛЬСТВОМ в качестве основополагающих документов стратегии развития электроэнергетики республики (мы будем цитировать их как План-2002 и План -2006). На момент написания нашей статьи основные положения последнего подобного плана - План-2015 - не были официально известны. Его презентация и обсуждение планируются на конец июля. Поэтому рассмотрение вопроса мы ограничим анализом основных выводов и рекомендаций планов 2002 и 2006, что вполне достаточно.

Оговорюсь сразу же: я не склонен разделять модную точку зрения о заведомо злокозненной деятельности различных компаний - "иностранных агентов" в Армении. Более того, не знаю, как в других областях, но в деле проведения энергетических реформ, структурных преобразований, передачи технологий и знаний в энергетической сфере, в помощи по преодолению жесточайшего кризиса начала 90-х годов, наконец, считаю деятельность USAID в Армении критически важной. Сказанное, разумеется, относится и к деятельности Европейской программы ТАСИС и EuroAID, ЕБРД, KfW и особенно Мирового банка в деле модернизации и развития энергетики Армении. Но я не склонен закрывать глаза на то очевидное обстоятельство, что все указанные структуры имеют и свою бюрократическую инерцию, свои представления о направлении развития, диктуемые не только текущим политическим моментом, но и долговременными геополитическими целями. И цели эти не всегда должны совпадать с нашими.

Однако искусство планирования развития собственно и заключается в умении использовать открывающиеся возможности и внешнюю помощь, приводя их в соответствие с нашими целями и задачами. Я уверен, что нерешительность, некомпетентность и невежество могут нанести значительно больший урон, чем последствия предполагаемых "теорий заговоров". А в качестве извинений перед читателями за необходимость обращения к утомительным техническим деталям мне представляется уместным повторить слова госсекретаря США Дж. Маршалла, произнесенные им 5 июня 1947 г.: "Простите, что вынужден углубляться в технические подробности. Но мне кажется чрезвычайно важным, чтобы наш народ достиг общего понимания реальных трудностей, а не действовал под диктовку страстей, предубеждений или прихотей момента".

Итак, План-2002 прогнозировал развитие электроэнергетики Армении во временном горизонте 2003-2022 гг., рассматривая ряд сценариев. Базовым сценарием плана предполагалось, что рост нетто-генерации электроэнергии (общая выработка минус собственное потребление станциями) и повышение пиковой нагрузки (обычно в Армении это нагрузка энергосистемы 31 декабря) будет составлять 0,7% в год, начиная с их значений на конец 2002 года (5,181 млрд кВтч и 1089 МВт соответственно). Это был первый реалистичный прогноз подобного рода. Хотя с количественной точки зрения он и оказался неверным - рост нетто-генерации за последние 12 лет был порядка 3,2% в год, но это был все же существенный шаг вперед. Прежние прогнозы, сделанные Мировым банком, WB 1993, компанией "Ламаер интернэшнл", LI 1994 и 1996, Министерством энергетики, ME 1999, Энергетической регулирующей комиссией - предшественницей нынешней КРОУ, ERC 1999 и европейским проектом программы ТАСИС, TACIS 2000, оказались чудовищно неверными. Они скорее выдавали желаемое за действительное, чем предлагали реальный прогноз развития событий (см. рис. 1). План-2006 лишь слегка корректирует рост нетто-генерации и пиковой нагрузки, доводя их до 2,6% в год.

Планом-2002 резерв мощности принимался в 25% от пиковой мощности. В этом авторы следовали рекомендации Энергетического института им. Кржижановского РФ, исходившей из параллельной работы армянской энергосистемы с энергосистемой Ирана. При этом План-2002 предусматривал, что до 2022 г. Армения, "несмотря на избыток своей установленной генерирующей мощности", не будет в целом экспортировать электроэнергию своим соседям - Ирану, Грузии, Арцаху, Кашатагу ("региону между Арцахом и Арменией" - уточняют авторы непонятно для кого или для чего). Нетто-экспорт (экспорт минус импорт) электроэнергии до 2022 г. не превысит уровня в 300-400 млн кВтч в год согласно плану. А обмен электроэнергией с Ираном продлится только до даты вывода из эксплуатации Армянской АЭС. В качестве таковой, базовый сценарий рассматривал 4-й квартал 2008 г. (4-й квартал 2015г. - в альтернативном сценарии Плана-2002 и базовом сценарии Плана-2006). Несколько противореча себе, авторы Плана-2006 уже считали, что "исходя из существенного дефицита электроэнергии в регионе (особенно в Турции и Иране), Армения может стать существенным экспортером электроэнергии своим соседям". Несмотря на это, резерв мощности в Плане-2006 принимался уже в 30%, что, по словам авторов, "должно обеспечить изолированную работу энергосистемы Армении от иранской". Все это выглядит довольно странно, особенно если учесть те гигантские усилия, которые в 2005-2007 гг. затрачивали USAID, Запад, Турция и Азербайджан для построения т.н. энергомоста Азербайджан - Грузия -Турция.

Вызывает умиление прогноз Плана-2002 на цену на газ, импортируемый в Армению из РФ (и, возможно, из Туркмении, реимпортом через Иран) - линейный годовой рост цены на границе в 1,4% в течение 2002-2022 гг. для базового сценария. То есть предполагалось, что в 2015г. цена природного российского газа на границе Армении составит 72 долл. США за 1000 куб.м (ошибка в 250-300%). План 2006 в этом отношении лишь констатирует, что с 1 апреля 2006г. для Армении цена на газ удвоилась (!). И с редким хладнокровием предполагает, что в течение 2006-2026 гг. для нового базового сценария рост опять-таки будет линейным - 4,88% в год.

Не будем попрекать авторов. В вопросах прогнозирования цены на газ (и на нефть) на 20-25 лет вперед ошибались не только они, не только тогда и не только в 2,5-3,5 раза. Вызывает удивление другое - безмятежное использование линейной экстраполяции в деле прогнозирования существенно нелинейного параметра, такого как цена на газ (и нефть). Это просто недопустимо, особенно если учесть - и это повторяют сами авторы планов - что "цена на газ является основным фактором в прогнозировании цены электроэнергии в Армении и путей развития ее электроэнергетики". И уже не удивления, но самого решительного осуждения достойно то обстоятельство, что правительство Армении посчитало возможным признать и принять выводы и рекомендации планов 2002 и 2006 (о них чуть ниже), построенные на эфемерных допущениях по ключевому параметру электроэнергетики республики.

Кстати, заметим, что здесь мы - в который раз! - сталкиваемся с фундаментальным пороком, присущим всей сегодняшней системе планирования и управления экономикой Армении - неспособностью адекватного анализа текущих тенденций, вульгарного упрощения способов прогнозирования, приводящих к заведомо неверным результатам и дезориентации. Иначе говоря - к слепоте перед будущим. Это чрезвычайно серьезный и непростой вопрос, затрагивающий обширный круг проблем - от уровня преподавания математики и физики в наших высших учебных заведениях до уровня разработки нашими ответственными сруктурами прогнозных генерационных балансов, оптимальных моделей использования гидроресурсов, прогноза урожайности сельхозпродукции, выработки мер по адаптации к изменениям климата и т.д. Разумеется, вопрос этот требует отдельного и всестороннего рассмотрения.

Вернемся, однако, к нашей проблеме. В качестве новых генерационных мощностей, замещающих АЭС после 2008 или 2015 годов, План-2002 по сути рассматривает лишь газовую генерацию - модернизация 5-го блока Разданской ТЭС и/или новые газотурбинные установки (на экзотическом варианте по использованию угля мы здесь останавливаться не будем). По перспективам гидроэнергетики Плану-2002 нечего было сказать, кроме утверждения о маловероятности ввода в эксплуатацию до 2022 г. Мегринской ГЭС (140 МВт) на реке Аракс (совместный армяно-иранский проект). В этом отношении План-2006 более разнообразен. В качестве новых генерационных мощностей тут впервые рассмотрены станции Дебедского каскада - Шнохская (70 МВт) и Лорибердская (68 МВт) – правда, изолированно и несколько странно, а также впервые рассмотрен вариант продления эксплуатации АЭС до 2026 года. Как и предыдущий, План-2006 продолжал считать ввод в строй Мегринской ГЭС маловероятным, но теперь уже вплоть до 2026 г.

Наконец, планы совершенно справедливо отмечали, что финансовое состояние электростанций по части эксплуатации остается неблагополучным. Главной проблемой тут является систематическое недопополнение по сей день бюджетов станций на эксплуатацию и ремонт. "Такая ситуация не может продолжаться бесконечно, и такое состояние дел подвергает риску безопасную и устойчивую эксплуатацию станций" - считали авторы еще в 2002 г. Такое состояние дел особенно недопустимо для АЭС.

Рис.1Перейдем к основным выводам рассмотренных планов, поскольку в них имеются существенные расхождения, приведем их отдельно друг от друга. Кстати, это подчеркнет и то общее, что в них есть.

Основные выводы Плана-2002 таковы:

1. До вывода АЭС из эксплуатации нет никакой необходимости в вводе новых генерационных мощностей. Причем ранний вывод АЭС из эксплутации (2008г.) приведет к дополнительному финансовому бремени в $250 млн (в ценах 2003г.) по сравнению с выводом в 2015г.

2. Новыми генерационными мощностями с наименьшими затратами (если в таковых и возникнет необходимость) являются газотурбинные установки, работающие на природном газе.

Основные выводы Плана-2006:

1. С экономической точки зрения продлению работы АЭС до 2015 г. нет альтернативы. Разумеется, пополнение бюджетов станций на безопасную эксплуатацию и ремонт при этом должно обеспечиваться в полном объеме. Продление срока эксплуатации АЭС после 2016 г. уже не будет экономически обоснованным.

2. После вывода из эксплуатации старых блоков на Разданской и Ереванской ТЭС, а также АЭС в 2016 г. Армении понадобятся около 2000 МВт новых генерационных мощностей. 5-й блок Разданской ТЭС, проданный Ирану (так в тексте), будет способен покрыть часть потребности в новых генерационных мощностях и, возможно, исключит необходимость в строительстве газотурбинных блоков на Ереванской ТЭС.

3. Ни одна ГЭС в Армении - существующая или новая - не в состоянии покрыть базовую нагрузку энергосистемы вследствие ограниченной емкости водохранилищ.

4. Новыми генерационными мощностями, способными покрыть базовую нагрузку энергосистемы с наименшими затратами, являются: газовые турбины с комбинированным циклом и атомная энергия. Причем из-за дороговизны в случае нового атомного блока будет необходимо разработать специальные механизмы финансирования. В долгосрочной перспективе (до 2025г.) новый атомный блок является решением с наименьшими затратами не только с точки зрения надежности поставок топлива и диверсификации генерирующих мощностей, но и с чисто экономической точки зрения.

Относительно последнего предложения Плана-2006 (об АЭС и долгосрочной перспективе) необходимо подчеркнуть, что его не было в первоначальном варианте плана, представленного на обсуждение 22 июня 2005г. Что произошло в 2005-м (и 2008-м), что заставило рассматривать все же гидроэнергетику в Плане-2006 (хотя бы для того, чтобы затем ее исключить из последующего рассмотрения) и некоторые другие аспекты мы рассмотрим в следующей части статьи.

Рассмотренные планы формулируют также двухлетнюю программу действий, направленную на решение основных задач электроэнергетики Армении. 3/4 этих действий связаны с предстоящим выводом из эксплуатации ААЭС. К ним вернемся позже. Здесь же отметим следующее.

Во-первых, планы предельно ясно и четко сформулировали две важнейшие социально-экономические задачи, связанные с развитием электроэнергетики Армении. А именно (цитируем по 2-летней программе действий официальной версии Плана-2006):

В ближайшие 2 года:

1. КРОУ должна разработать план действий, минимизирующих шоковое воздействие на потребителя от неизбежного повышения тарифа на генерацию, вызванную введением в строй новых генерационных мощностей и производством отчислений в фонд вывода АЭС из эксплуатации;

2. Правительство Армении при поддержке международных доноров должно разработать механизмы социального обеспечения части населения с низкими доходами и пенсионеров, облегчающих им выплаты за электроэнергию и прочие коммунальные услуги.

Следует признать, что с этими задачами КРОУ и правительство РА не справились.

Во-вторых, если оставить в стороне политес, не приличествующий серьезности обсуждаемого вопроса, и второстепенные детали, то 439 стр. планов 2002 и 2006 гг. можно перевести на язык геополитики следующим образом. В настоящее время Армения находится в транспортной блокаде. Она должна продолжать находиться в ней, и к этой ситуации следует добавить блокаду электроэнергетическую. Армения не должна иметь возможность экспортировать электроэнергию в значительных объемах соседям по региону. Такое положение дел должно продлиться по крайней мере до 2026г. Более того, Армения не должна обладать атомной энергетикой и не должна развивать свою базовую гидроэнергетику, основанную на больших водохранилищах .

Тревожно, что за истекшие два десятилетия в целом таковыми были и геополитические цели, которые преследовали в нашем регионе Турция и Азербайджан, отчасти США и Запад. Как и насколько успешно этому противостояла Армения, какую цену мы платим за это и какова важнейшая задача Евразийского интеграционного процесса в этом смысле, мы рассмотрим в следующей части нашей статьи.

Продолжение следует

Рис. 1. Как мы умеем прогнозировать: реальная (прерывистая линия) и прогнозируемая нетто-генерация электроэнергии в Армении.

Опубликовано в Взгляд
Прочитано 807 раз
Оцените материал
(9 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх