научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

Ереванский котел

иранские туристы в ереване

Для культурного архетипа армян характерно уважительное отношение к старшему поколению, доброжелательность к представителям других народов, коммуникабельность и религиозная терпимость. И в генетической памяти всех поколений ереванцев зафиксировано осознание того, что Армения - граница христианского мира и наша государственная граница совпадает с границей двух цивилизаций - христианской и исламской.

Тем не менее в Ереване есть огромная шиитская (персидская) мечеть в центре города, которая была капитально отремонтирована чуть более десяти лет назад. Есть у нас и православные русские церкви, и еврейская синагога, и молельные дома русских молокан, и евангелистские церкви. Ереванцам никогда и в голову не приходило проявить неуважительное отношение к храмам других конфессий.

 

Политологи и социологи различают несколько типов толерантности. Обычно принято употреблять этот термин в отношении терпимости в национальных отношениях, но в научной и специальной литературе часто говорится о политической, расовой, религиозной, географической и социальной толерантности.

Толерантность предполагает политический диалог и умение выслушать другую сторону. В Армении очень бережно относятся к памятникам истории и культуры - к урартскому наследию, могилам выдающихся ученых, поэтов, ашугов, памятникам героям мифов и легенд. Все это с детства рождает в нас устойчивое мнение о неразрывной связи всех тех, кто вырос на этой земле. Интересно, что если толерантность обычно рассматривается в плане взаимоотношений двух разных субъектов, то в отношении ереванской и вообще армянской толерантности есть основания говорить о "внутренней толерантности", касающейся отношений друг к другу армян, рассеянных по всему миру.

Сегодня в университетах нашего города обучаются более 3000 иностранных студентов, 2000 - из Ирана, остальные - из Анголы, Танзании, Нигерии, Зимбабве, Индии, Бангладеш, Ливана... Мы перестали удивляться незнакомой речи, непонятным жестам, непривычной одежде и уже научились отличать иранцев от похожих на них сирийских и ливанских арабов. Сирийцы и ливанцы более европеизированы, их можно принять за французов или испанцев, иранцы - более строги в одежде, манерах, отношении к религии.

Мы знаем, что в отличие от нас и Европы иранцы отмечают наступление Нового года 20 марта. Отметить этот праздник на 10-12 дней к нам приезжают тысячи иранцев, они едут семьями, целыми коллективами фабрик и фирм, группами молодежи. Иранские гости заполняют в это время все кафе, рестораны, концертные залы и картинные галереи... Только в прошлом году в конце марта наш город посетили 35000 иранцев. Ереванцы всегда к ним приветливы, дружелюбны, хотя, казалось бы, мы люди разных вероисповеданий, разных менталитетов и мировоззрения. С иранцами в Армении никогда не происходит никаких конфликтов - ни религиозных, ни бытовых. А это и есть настоящая толерантность. Довольные лица иранцев свидетельствуют о том, что им приятно находиться в Армении, а религиозные и этнические различия не могут стать причиной конфликтов, если люди уважают чужую культуру, обычаи, не пытаются навязывать свои.

Национальные меньшинства в Армении никогда не испытывали притеснений. У нас живут ассирийцы, езиды, русские, украинцы, евреи, греки... Все они выпускают газеты на своих языках, имеют время на радио. Но русская и греческая речь часто звучит на улицах города, и это никого не смущает. Не может быть, чтобы вам не ответили в магазине или на рынке, если вы обратились на русском языке. Ну а если кто-то из продавцов владеет только армянским, ему тут же придут на помощь знающие русский язык и вам непременно ответят.

Толерантность армян наглядно видна на примере ереванского культурного архетипа. Наш город уникален в том смысле, что в нем встретились и перемешались культурные заимствования из Европы и арабских стран, Америки и России. Ведь на протяжении второй половины XX в., а точнее - с 1947 г. в столицу Армении приезжали репатрианты - армяне из Греции и Франции, Италии и Бельгии, Румынии и Болгарии, США и России, Грузии и Азербайджана, Ирана и Сирии, Ливана и Палестины. Эти люди выросли и сложились под влиянием культуры тех стран, откуда они приехали. Первая волна репатриации - 1947-1950 гг. - вскоре была искусственно приостановлена. Но затем под давлением объективных обстоятельств последовали вторая и третья волны репатриации - 1960-1964 гг. и 1975-1980 гг.

В отличие от Прибалтики, где мигранты никогда не чувствовали себя как дома, репатрианты в Ереване обосновывались всерьез. Они не могли понять, почему в Армении нет частной собственности, собственных магазинов, цехов и фабрик, почему существует дефицит каких-то товаров и продуктов. Предприимчивость приезжих и коренных ереванцев способствовала появлению знаменитых "комиссионок", в которых можно было приобрести и французские духи "Клема", и американские джинсы, и датское королевское печенье в красивых коробках, и многое другое. Фактически это были магазины частной торговли и частных предпринимателей. А это в условиях социалистической экономики было из ряда вон выходящим явлением. За редким товаром в Ереван приезжали с юга России, из соседних республик, Северного Кавказа. Интересен процесс адаптации репатриантов к социально-культурной среде Еревана. Многие из них стремились селиться компактно, создавали новые районы города - Нор Себастия, Нор Бутания, Нор Зейтун, Нор Малатия. Коренные ереванцы были предельно толерантны к репатриантом, хотя многое в их поведении, обычаях, манерах, стиле жизни было непривычным.

Шел непростой процесс "притирки" друг к другу коренных жителей и переселенцев, которые часто лучше знали французский, английский или русский язык, чем армянский. Но многие обычаи и традиции переселенцев вошли в быт и стали восприниматься как исконно армянские. У армян не было принято, чтобы родители невесты присутствовали на свадьбе. Репатрианты принесли с собой европейскую норму, согласно которой теперь родители невесты не только присутствуют на свадьбе, но отец невесты сам ведет свою дочь к алтарю и уже там передает ее жениху. Никогда раньше на армянских свадьбах жених и невеста не дарили молодежи и гостям "таросики" - подарки амулетного характера, что является совершенно католической нормой бракосочетания. Теперь это воспринимается как исконно армянский обычай. Подобных примеров можно привести много. Лет 30 лет назад некоторые социологи прогнозировали конфликт между "старыми" и "новыми" ереванцами. Но этого не случилось - толерантность оказалась сильнее.

Этнические основы единых мотивов и норм поведения, историческая память, устойчивые комплексы генетического единства выработали общие культурные константы, позволили разным представителям нации сформировать единый "ереванский культурный котел". Что-то отвергалось навсегда, а что-то из багажа переселенцев стало общегородским и общеармянским, доказав свою жизнеспособность.

Моноэтничность Еревана и Армении - общеизвестный факт. И в городе, и в целом по стране армяне составляют 93% населения. Это результат процесса "этнической мобилизации", который активно протекал во второй половине XX в.

За счет переселенцев из других стран и регионов СССР город рос намного быстрее, чем это планировали архитекторы. Ереван и его жители приобретали новые черты и обычаи, но дружелюбие, гостеприимство, уважительное отношение к представителям иных народов, рас и вероисповеданий оставались неизменными.

Опубликовано в Взгляд
Прочитано 1046 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Другие материалы в этой категории: « Спрут Эволюция войны »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх