научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ЭНЕРГЕТИКА И ОБМЕННЫЙ КУРС

Реалии возобновляемой энергетики

Окончание цикла  "Мифы альтернативной и реалии возобновляемой энергетики". Начало в "Мосте" NN 32, 33, 34.

Забытая беседа

Летом теперь уже далекого 2003 г. на прекрасном (тогда еще) греческом острове Кос в рамках 6-го Симисского симпозиума  состоялась интереснейшая беседа между двумя экономистами - нобелевскими лауреатами А. Сеном и Дж. Стиглицем и представителями политического и экономического истеблишмента Греции и Турции.

 

РЕЧЬ ШЛА О ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКОМ КРИЗИСЕ (2000-2001 гг.) В ТУРЦИИ, его уроках, важных политических изменениях, произошедших там в результате победы Партии справедливости и развития на парламентских выборах в марте 2003 г. (Р.Эрдоган стал премьер-министром Турции), о возможном и близком "экономическом чуде" в Турции (что, собственно, и произошло в течение 2004-2013 годов) и т.д. Участники беседы коснулись и вопроса экономического развития соседней с Турцией Армении. В этой связи была произнесена следующая фраза: "Не надо быть высоколобым ученым, чтобы искусственно усиливать национальную валюту в маленькой, зажатой в горах стране". Вопрос, почему Армения оказалась "маленькой и зажатой в горах", в  беседе не обсуждался. Жаль, что тогда мало кто у нас обратил внимание на этот эпизод. Думаю, что нобелевский лауреат имел в виду следующее.

Если страна маленькая, а ее власти или правительство ленивы и не чувствуют достаточного внутреннего давления, побуждающего к действию, они склонны  искусственно усиливать национальную валюту, сдерживать инфляцию, обеспечивая тем самым "макроэкономическую стабильность", что бы этот неопределенный термин ни означал. Но если страна большая и обладает динамичным молодым населением, а главное,  деятельным правительством и работающими механизмами контроля, то она, не испытывая ужаса перед инфляцией, отпускает на свободу национальную валюту, поддерживает конкуренцию, повышает рост производительности труда, подстегивает производство, а главное - потребление.

Я  не собираюсь вступать в излюбленную политиками и экономистами полемику - что предпочтительнее: искусственно усиливать национальную валюту и якобы сдерживать инфляцию, чтобы обеспечить стабильность, ведущую к застою, или отпустить ее на свободу, чтобы обеспечить развитие. Утверждаю лишь следующее: первая из этих возможностей была реализована в Армении на протяжении последних 15 лет и она: 1. Исказила механизмы тарифообразования в электроэнергетике и во всех других областях. 2. Не обеспечила роста доходов населения и бизнеса, не способствовала росту конкуренции и повышению производительности труда. 3. Не обеспечила ввод в строй генерационных мощностей с низким на перспективу тарифом, не создала современных и эффективных органов, способных моделировать и прогнозировать развитие в энергетике и экономике. 4. Подвела цену электроэнергии к пределу доступности, приведя тем самым электроэнергетику и экономику страны к системному кризису.

Разумеется, в сложившейся ситуации весьма существенную роль играют т.н. объективные обстоятельства: мы находимся в состоянии войны, подвергаемся энерготранспортной блокаде и испытываем демографическое давление. Но об этом уже сказано много и  излишне эмоционально. Нас же интересует электроэнергетика Армении.

Системный удельный тариф и обменный курс

Как все это происходило в электроэнергетике? Для ответа на этот вопрос нам придется построить график, отражающий за 12 лет поведение двух величин, наиболее полно характеризующих состояние дел  в электроэнергетике и  реальной социально-экономической жизни страны. Эти величины - системный удельный тариф (СУТ) электроэнергетики Армении, выраженный в центах доллара США за гарантированный кВт установленной мощности и выработанный кВт/ч электроэнергии, а также фактический обменный курс драма к центу доллара США. Подчеркнем  два обстоятельства.

ВЫБОР ОБМЕННОГО КУРСА ДРАМА К ЦЕНТУ ДОЛЛАРА В КАЧЕСТВЕ ИНТЕГРАЛЬНОГО ПОКАЗАТЕЛЯ реальной социально-экономической жизни  вызовет улыбку у некоторых  "искушенных" экономистов. А зря. Дело в том, что реалии отечественной, да и мировой, экономической статистики не предлагают  ничего готового или пригодного для анализа. Не брать же в качестве таковых официальные данные о ВВП, темпе промышленного роста или минимальной потребительской корзине. В последнее время только ленивый не писал об "армянском парадоксе", когда официальная экономическая статистика находится в  противоречии с реальными ощущениями общества.

Но тут Армения  вовсе не уникальна. В 2008 г. этим же парадоксом озаботился и президент Франции. Однако г-н Саркози сделал то, чего не сделали наши власти: пригласил профессоров Дж.Стиглица, А.Сена и Ж-П.Фетусси объяснить, в чем тут дело. Кстати, тогда и мы усиленно изучали опыт Сингапура. Для справки: длина береговой линии Сингапура составляет 268 км, Армении - 0 км. По отношению длины береговой линии к занимаемой площади Сингапур занимает 18-е место в мире. Армения (с Афганистаном, Монголией и Бутаном) - последнее. Так что ни официальная экономическая статистика, ни тем более данные о конкурентоспособности стран, публикуемые МЭФ, или пресловутый "Дуинг бизнес" МБ нам не подходят - хватит галлюцинаций.

Выбор интегрального социально-экономического параметра - вопрос важный. Но следует знать, какой методологией он вычисляется. Ну а какие неожиданности может преподнести методологическая разница,  видно на примере построения энергобаланса страны - области, хорошо задокументированной, с богатым статистическим материалом. Казалось бы, тут не должно быть затруднений - бери любой источник. Проведем простой эксперимент: возьмите данные энергобаланса Армении за любой год, составленный, допустим, по правилам Международной энергетической ассоциации, и сравните их с официальными данными за тот же год, скажем, Национальной статистической службы Армении или КРОУ. Гарантирую тяжелое, но и увлекательное занятие на месяц.

Можно обратиться и к примеру декларации о доходах и имуществе ну хотя бы главы КРОУ. Из нее следует, что чета Назарян в общем владеет (официально) капиталом в полмиллиона долларов. Нас не интересует,  как появился этот капитал. Однако любопытно, в каких единицах он хранится и как используется. Задекларированный капитал  был переведен в доллары и хранился в этой валюте. А текущие траты производились в драмах. И глава КРОУ не оригинален - так поступают все высокооплачиваемые или богатые граждане Армении. Так поступает и автор этих строк, когда изредка появляются деньги. Ведь экономическая и социальная жизнь протекает в долларовом измерении. Однако мы делаем вид, что это не так, последствия чего оплачиваем в драмах.

ВСЕ САМЫЕ ИНТЕРЕСНЫЕ (И БОЛЕЗНЕННЫЕ) ЯВЛЕНИЯ ПРОЯВЛЯЮТСЯ в той сумеречной зоне,  где доллар встречается с драмом. Так что здравый смысл, житейская память и обменный курс драма к центу доллара  адекватно отражают социально-экономическую жизнь страны. По крайней мере ничего лучшего  под рукой нет. Причем расхождение между официальным и фактическим обменным курсом АМД/$ хотя и может доходить до значительных размеров в краткосрочном диапазоне, но в годовом разрезе это расхождение незначительное и  приемлемо для наших целей. Так что для фактического среднегодового обменного курса (в АМД к центу $ США) мы будем использовать официальные данные ЦБ Армении. Кстати, выбор отношения АМД именно к центу $ США (а не к доллару) сделан отнюдь не случайно и подчеркивает нужное нам соотношение этих величин в их энергетическом наполнении. Напомним, что к энергетике Армении мы, как и ряд международных организаций, относим  и транспорт, где в основном сжигается импортируемое за валюту топливо. 

   С системной точки зрения в электроэнергетике важна не только и не столько выработка электроэнергии, сколько способность энергосистемы иметь установленную мощность, гарантирующую определенную выработку электроэнергии в определенный диапазон времени, за год и на 5 лет вперед. Для этого помимо известного тарифа на кВ/ч существует и специальный тариф на кВт гарантированной мощности для электростанций, обладающих такой возможностью (ее лишены все электростанции, работающие на возобновляемых источниках, за исключением геотермальных). За 2003-2014 гг. в среднегодовом товарном производстве нашей АЭС доля, полученная от гарантированной мощности, в среднем составила 54% (доля от продажи электроэнергии составила соответственно 46%). Для Севан-Разданского каскада эта доля  выше (62%), она в основном несет системную, а не генерационную функцию. А для Воротанского каскада картина иная (32%), т.е. каскад на 68% источник дешевой генерации.

   Именно через гарантированную мощность в электроэнергетику страны привносится прошлое, будущее и геополитика (уровень гарантированного резерва, т.е. возможность или невозможность работать изолированно от соседей). Образно говоря, если генерация и тариф на электроэнергию - это процент от  семейного капитала,  то гарантированная мощность и тариф на нее - это сам семейный капитал, под который, собственно, вам и давали проценты. Заметим, что это обстоятельство постоянно упускается из виду не только во многих публикациях, посвященных  повышению цены на электроэнергию в Армении. Это серьезная методологическая ошибка, и для адекватного анализа явлений необходимо рассматривать именно системный тариф, отнесенный не только к выработке, но и к гарантированной мощности. Читатели, которые захаживали на сайт КРОУ, поймут, как сложно вывести этот показатель из царящей там  мешанины данных. Но это было сделано, результат приведен на рис. 1.Рисунок 1.

КАК ВИДИМ, ОЖИДАНИЯ ДЖ. СТИГЛИЦА В ОТНОШЕНИИ АРМЕНИИ были, увы, оправданны. В течение 2003-2008 гг. у нас произошло заметное усиление драма, от чего неустанно предостерегали Стиглиц, Сен и примкнувший к ним нобелевский лауреат П.Кругман. За эти 6 лет драм укрепился по отношению к доллару почти вдвое. В 2003 г. он стоил 5,79 цента, а в 2008-м - уже 3,06. Причем это укрепление драма, по сути, было лишь мероприятием по изъятию у населения и бизнеса "валютных излишков" и не сопровождалось ни заметным повышением производительности труда, ни усилением свободной конкуренции, ни значимым экономическим ростом в реальном секторе, нацеленным на повышение эффективности средств производства. Напротив, оно протекало на фоне малопрозрачных и плохо контролируемых денежных потоков в Армению и из нее, что, кстати, по мнению тех же экономистов, приводит к финансовому кризису. Все это характеризовалось скрытой инфляцией драма, потерей его покупательной способности, повышением эксплуатационных издержек в инфраструктурных отраслях экономики (электроэнергетика, транспорт, горнорудная промышленность и т.д.), удорожанием экономической и обыденной жизни.

Неудивительно, что за те же 6 лет начинается неуклонное повышение СУТ электроэнергетики Армении. Если в 2003 г. он составлял 1,69 цента за кВт/ч, то в 2007 г. (за год до глобального финансового кризиса) он практически сравнялся с обменным курсом. Упрощенно говоря, в 2003 г. драм в своем социально-экономическом наполнении превосходил свою энергетическую составляющую в 3,4 раза, что создавало вполне комфортную ситуацию и для населения, и для бизнеса, и для самой электроэнергетики. В 2007 г. это соотношение сравнялось - драм в своем ценностном наполнении стал равным своей энергетической компоненте, не оставляя места уже ни для чего иного. К глобальному финансовому кризису Армения подошла с наибольшей степенью уязвимости. Что и проявилось впоследствии. 

ПОСЛЕ 2007 г. ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЕ НАПОЛНЕНИЕ ДРАМА СТАЛО ПРЕВОСХОДИТЬ его социально-экономическую ценность. В 2014 г. мы видим картину, диаметрально противоположную состоянию дел в 2003 г.: цент доллара стоил всего 4,5 драма, а выработанный кВт/ч энергии и гарантированный кВт мощности стоили уже 5,4 драма. Иначе говоря, начиная с 2007 г. население, общество, экономика, средний и малый бизнес, госучреждения и т.д. начали жить в долг  перед электроэнергетикой. Несложно доказать, что для поддержания приемлемого уровня развития электроэнергетики и всей экономики доллар сегодня должен был стоить 750-850 драмов. Такое ослабление драма должно было носить плавный характер, отслеживающий такое же плавное повышение тарифов и рост доходов работающих граждан. Но мы сделали  наоборот: мы держали тарифы (на электроэнергию, проезд в транспорте и т.д.) низкими до последней возможности, до почти полного износа инфраструктуры. Мы не обеспечивали рост доходов работающих граждан, напротив, мы держали обменный курс высоким, до последнего изъятого цента. А долги, образованные удорожанием жизни и повышением эксплуатационных издержек энерготранспортной инфраструктуры,  перекладывали на плечи производительных отраслей, совершая третий "смертный грех" переходных экономик. Один из знатоков этого дела называл его "грехом социализации экономики".

Так, за 12 лет Армения с прилежанием, достойным лучшего применения, совершила все три распространенные ошибки развивающихся и переходных экономик: искусственно укрепила национальную валюту, не контролировала свои финансовые потоки и перенаправляла бремя социального обеспечения на профильные и производительные отрасли экономики.

Послесловие

Если сегодня вы окажетесь на острове Кос, то вряд ли узнаете тот райский уголок, которым он был когда-то. Грязь, колючая проволока, озлобленные островитяне и несчастные беженцы из Ливии, Ирака, Сирии. И Турция уже не та, что была летом 2003 г., да и весь наш регион за истекшее десятилетие изменился до неузнаваемости.

МЫ ПРИСУТСТВУЕМ ПРИ ОКОНЧАНИИ БОЛЬШОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ЦИКЛА И НАХОДИМСЯ НА ПОРОГЕ НОВОГО (что бы там ни говаривал гн. Фукуяма). В это сложное время и в преддверии еще более грозных перемен (так говаривал г-н Дж.Найсбит), думается, нам следует осознать несколько базовых истин. Например, что в экономике, в социальной жизни, как и в физике, действуют неумолимые законы сохранения. Если вы считаете, что цент доллара США стоит 4,5 драма, что минимальная зарплата гражданина республики в драмах должна только-только покрывать затраты  семьи на электричество и газ, то вы не вправе сетовать, что системный удельный тариф в 1,2 раза превышает ценность драма и потери в сетях сегодня столь же высоки, как и 10 лет назад (см. рис. 2).Рисунок 2.

 Означает это и следующее. В силу серьезных и долговременных причин в Армении не может быть ни дешевой энергии, ни дешевой электроэнергии (еще раз подчеркну: "дорогая" не должно означать "недоступная", а электроэнергия - это не вся энергия). В свою очередь это означает, что формообразующим вектором развития энергетики и экономики Армении на десятилетия вперед должны стать энергосбережение, внедрение энергоэффективных технологий и решений, развитие базовой гидроэнергетики и активная региональная интеграция. Удешевить драм, снизить процентную ставку, обеспечить независимость судебной системы, снизить импортозависимость экономики, в первую очередь - от ввозимых энергоносителей, иначе говоря, переход к парадигме интенсивного развития, основанного на конкуренции, инновации, энерго- и ресурсосбережении, - вот будущее республики. Другого пути для Армении нет.

 

Опубликовано в Взгляд
Прочитано 886 раз
Оцените материал
(52 голосов)
Другие материалы в этой категории: « УДАРЫ ВНЕ РИНГА АРХЕОЛОГИ СПОРЯТ И СОМНЕВАЮТСЯ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх