научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

АНРИ ТРУАЙЯ, ПОТОМОК ЧЕРКЕССКИХ АРМЯН

Анри Труайя

Имя знаменитого французского писателя Анри Труайя известно русскоязычному читателю, наверное, больше, нежели остальным его поклонникам. И не мудрено: долгие годы своей литературной деятельности Труайя был поборником русского исторического и литературного наследия. Его цикл "Русские биографии" переводился на многие языки,  по этим материалам до сих пор изучают русскую историю и культуру.

Член французской академии, автор более ста томов литературных произведений, лауреат множества литературных премий, Анри Труайя был большим знатоком и популяризатором русской истории и русских литературных классиков. Борис Годунов, Иван Грозный, Петр Великий, Екатерина Великая, Павел I, Николай I – далеко не полный перечень исторических личностей России, чьи биографии так красочно описал Труайя в своих произведениях. Он написал биографии Достоевского, Горького, Толстого, Гоголя, Лермонтова, Чехова, Пастернака и, конечно же, Пушкина. Эти произведения пронизаны большой любовью и симпатией к России, к ее истории и культуре.

 АНРИ ТРУАЙЯ - ЛИТЕРАТУРНЫЙ ПСЕВДОНИМ ЛЕОНА ТАРАСОВА, родившегося в 1911 г. в Москве, в богатой армянской семье Аслана и Лидии (в девичестве Абесаломова) Тарасовых. Отец писателя был крупным коммерсантом, основателем Торгового дома Тарасовых, владел несколькими фабриками и участком железной дороги. Предки Аслана Тарасова были черкесскими армянами и до завоевания Кавказа Россией  проживали с мусульманами-черкесами. Раз в году из далекого Эчмиадзина к ним приезжал армянский священник, крестил новорожденных, венчал молодых и отправлялся в обратный путь, моля Бога уберечь его от нападений разбойников, прятавшихся в горных ущельях.

Именно черкесские армяне, опасаясь исламизации и желая оградить армянскую апостольскую веру от мусульман-черкесов, в 1836 г. обратились к генералу барону фон Засу с просьбой принять их под свое христианское покровительство и позволить поселиться на Кубани вблизи русских поселений. Эта просьба черкесских армян была удовлетворена. В 1839 г. они получают русское подданство с разрешением построить город с правом внутреннего самоопределения. Вскоре на берегу реки Кубань возникает поселение, названное в честь одной из столиц древней Армении Армавиром. Считается, что одним из отцов – основателей Армавира был дальний предок писателя по материнской линии - генерал-лейтенант русской армии Ованес Абесоломов.

Поселение росло, расширялось и к 1840 г. там уже проживало до 400 армянских семей. Началось строительство армянской церкви, которую освятили в 1861 г. и назвали Сурб Аствацацин (Св. Богородица).

Постепенно Армавир начинает привлекать и русских, и украинцев, и черкесов, а после появления Владикавказской железной дороги город становится крупным торговым и промышленным центром Российской империи на Кубани, где происходило немало исторических событий.

Сегодня население  Армавира составляет 200 тыс., и, хотя по численности армяне находятся на втором месте после русских, построенная на их средства Армянская церковь Сурб Аствацацин остается главной исторической достопримечательностью современного города.

          Из этого Армавира и была родом семья Анри Труайя. Предки писателя носили фамилию Торосян, но в результате проводимой чиновниками русифицикации стали Тарасовыми. Обосновавшись в Армавире, Торосян открыл торговлю сукном, и дела его пошли в гору. С тех пор род Торосянов-Тарасовых всегда преуспевал в коммерции.

ОТЕЦ ПИСАТЕЛЯ АСЛАН ТАРАСОВ В ДЕВЯТЬ ЛЕТ ПОСТУПИЛ в Коммерческий институт в Москве и в течение последующих 10 лет постигал азы торговли. В дальнейшем он основал Торговый дом Тарасовых, который считался самым преуспевающим в Москве.

Семья Тарасовых не приняла революцию 1917-го. Идеи социализма, принесенные на штыках в благополучную жизнь русского предпринимателя, законопослушный отец будущего писателя воспринял крайне отрицательно. Семья поспешно покидает Москву и бежит через всю охваченную гражданской войной страну в Кисловодск, где у них было родовое имение под названием "Карс". Однако власть большевиков и тут их настигла. Семья Тарасовых бросает фамильный кров и бежит вслед за разбитой белой армией в Новороссийск.

Впоследствии Труайя в своей книге "Сын сатрапа" так описал эти трагические дни: "В случае капитуляции (Новороссийска) судьба "богатых врагов народа" была предопределена. Худшее – немедленный расстрел, лучшее – заключение в лагерях, депортация, принудительные работы. Донос на соседа отменял приговор. Нужно было бежать, пересечь границу, потерять родину, чтобы уцелеть. В то время, когда красные отряды входили в город, мы – в этом хаосе – смогли найти места на борту пассажирского судна "Афон", уже отплывавшего в Константинополь".

Тогдашние власти Константинополя имели распоряжение впускать в город только беженцев с армянскими фамилиями, а прочим эмигрантам из России было велено перебираться на Кипр. Анри Труайя в книге воспоминаний "Моя столь длинная дорога" так описывает это событие:

            "Мы были русскими эмигрантами с армянскими корнями, но в документах у нас были фамилии, которые кончались вместо "ян" на "ов", в силу чего местные власти категорически не разрешали нам высаживаться в Константинополе. После долгих мучений отец, который очень кстати вспомнил своего предка Тороса из Армавира, нашел общий язык с представителем армянской дипломатической миссии, и тот 19 марта 1920 года выдал нам письмо, которое удостоверяло, что наша фамилия в действительности не Тарасовы, а Торосян. С этой двойной фамилией Тарасовы-Торосян нас впустили в Константинополь, откуда мы потом перебрались в Венецию и после долгих мытарств наконец-то очутились в Париже. Несмотря на то что Торосян не была нашей настоящей фамилией, однако она крепко приросла к Тарасову, и мы долго не могли от нее избавиться."

Анри Труайя, урожденный Леон Торосян-ТарасовТАК ИЛИ ИНАЧЕ, НО НАЛИЧИЕ ФАМИЛИИ ТОРОСЯН ПОМОГЛО СЕМЬЕ РУССКИХ эмигрантов избежать бюрократических проволочек и благополучно добраться до вожделенного Парижа. "По прибытии во Францию родители не сомневались, что их изгнание будет кратковременным, что в ближайшие месяцы добровольческие белогвардейские войска (их тайно поддерживали французы и англичане) разобьют большевиков и восстановят порядок и законность в России. В ожидании этого несомненного возвращения на родину они беспечно продали несколько драгоценных вещей, сбереженных во время бегства в подкладках одежды и в каблуках обуви".

"Однако очень быстро надежда на политический переворот в России растаяла, побежденная сомнениями, ностальгией и нуждой".

Писатель вспоминает, как переживали родители, что навсегда покинули Россию, где у них была такая благополучная жизнь. В Париже они активно общались в кругах русских эмигрантов, но это не могло им заменить счастливую жизнь в Москве, по которой они так тосковали. Отец писателя, который был преуспевающим коммерсантом в России, так и смог развернуться во Франции – любой бизнес, который он затевал, оборачивался крахом, даже вклады, которые он еще в России разместил во французские, английские и американские банки, в эмиграции не удалось обналичить. До конца жизни бывший крупный московский предприниматель Аслан Тарасов каждый вечер перебирал ворох уже ненужных ценных бумаг, расписок и долговых обязательств.

Но восьмилетний Леон этих проблем не понимал. В Париже он поступает в престижный лицей Луи Пастера и обзаводится друзьями из местного окружения. Как вспоминал писатель, в лицее он был в настоящей Франции, дружил и общался с французскими сверстниками, а придя домой, перемещался в Россию. Дома говорили по-русски и общались с русскими эмигрантами. Его родители до конца своих дней  скучали по покинутой родине. Кстати, московский дом Тарасовых на Старом Арбате, на углу Скатертного и Медвежьего переулков, сохранился.

Сам Труайя покинул Москву в детском возрасте и этот период жизни помнил смутно, но благодаря воспоминаниям родителей образ далекой родины всегда вызывал в нем теплые чувства. Потом его неоднократно приглашали посетить СССР, однако он любезно отклонял  приглашения - то ли из уважения к  родителям, то ли по иным причинам. Автор многочисленных произведений, связанных с русской историей и культурой, так ни разу и не посетил Санкт-Петербург.

 После окончания лицея Труайя служит во французской армии, а после демобилизации в 1935 г., чтобы иметь постоянный заработок, поступает на службу в полицию. Однако уже тогда он понимает, что его настоящее призвание – литературная деятельность, и все свободное время посвящает любимому делу.

ПЕРВЫМ ИЗ-ПОД ЕГО ПЕРА ВЫХОДИТ РОМАН "ОБМАНЧИВЫЙ СВЕТ". Однако глава издательского дома наотрез отказывается печатать это произведение, требуя поменять русскую фамилию Тарасов на более благозвучную для уха француза. Так рождается псевдоним Анри Труайя. Сначала молодой писатель и его родители очень переживали по этому поводу, долго не могли свыкнуться с именем Анри и называли его Леоном. Но чем больше росла популярность писателя, тем больше он привыкал к своему новому имени.

Анри Труайя – автор прекрасных биографических романов об исторических личностях разных эпох, выдающихся деятелях русской истории и культуры. В 1946 г. вышел в свет его двухтомник о жизни и творчестве А. С. Пушкина. Труайя писал эту книгу в оккупированном немцами Париже, зная, что печатать это произведение фашисты не разрешат. Поэтому Труайя писал не спеша, основательно и сумел дождаться освобождения Парижа. Во Франции эта книга имела большой успех и многократно переиздавалась вплоть до 1999 г. Увы, широкому кругу русскоязычного читателя она станет доступна лишь через 60 лет после своего первого издания.

Особую изюминку этой беллетризованной биографии Пушкина создают оригинальные письма его убийцы - Дантеса. Труайя после кропотливой работы в Национальной библиотеке Французской академии посетил имение Геккеронов, прямых потомков Дантеса, где ему после долгих уговоров удалось приобрести из семейного архива письма самого Дантеса, относящиеся к периоду его жизни в России. Результатом кропотливого труда стало правдивое жизнеописание гениального русского поэта.

Для русскоязычного человека Пушкин - олицетворение русской поэзии и русской культуры. Гениальный поэт живет в сердце каждого, кто хоть раз прикоснулся к его творчеству. Для множества поколений, выросших на его стихах, поэмах и прозе, он навсегда останется  "нашим Пушкиным".

Для Анри Труайя, большую часть жизни прожившего на родине Дантеса, писать о нем было особенно сложно. Однако он сумел отделить образ поэта-кутилы и необузданного волокиты от личности гениального поэта, наделенного непревзойденным творческим даром. Труайя показал,  что Пушкин любил не писаных красавиц, а идеальную красоту. До Труайя никому другому не удавалось так органично объединить личную жизнь Пушкина и его поразительную поэзию.

Возможно, это было чистой случайностью, а может быть, зовом крови, но именно Анри Труайя стал причиной того, что другой француз армянского происхождения, режиссер Анри Верной, с которым Труайя очень дружил, написал сборник воспоминаний "Майрик". Примечательно, что описанный в этом сборнике эпизод, где маленький Азат идет в гости к своему богатому сверстнику-французу, почти идентичен сюжету, описанному Труайя в книге его воспоминаний "Моя столь длинная дорога".  Аналогия не удивляет, ибо и режиссер Анри Верной, и писатель Анри Труайя прожили схожее своим драматизмом детство эмигранта.

Вдохновленный сюжетом "Майрик", Анри Верной снял трогательный фильм "Улица Паради, дом 588", где описывается история его семьи, пережившей Геноцид армян. Возможно, этот фильм стал единственной, но очень весомой данью писателя Анри Труайя своему далекому прадеду Торосу из города Армавира.

          Анри Труайя, урожденный Леон Торосян-Тарасов, прожил долгую творческую жизнь. Он умер в 2007 году, не дожив 4 года до своего 100-летия.

Опубликовано в Взгляд
Прочитано 1400 раз
Оцените материал
(15 голосов)
Другие материалы в этой категории: « ДЕНЬГИ ОСТАЮТСЯ ДЕНЬГАМИ ПОДОБНЫЙ ОГНЮ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх