научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

БРЫЗГИ ШАМПАНСКОГО

Томас А. Эдисон и его фонограф.

"Кукарача", "Рио-Рита", "Брызги шампанского" - все эти названия у современников сталинских пятилеток вызывают трогательные воспоминания о далекой молодости. В те годы  рок еще не родился, приходилось довольствоваться дореволюционными романсами, полюбившимися песнями из кинофильмов и танцевальной музыкой- фокстротами, танго, чарльстонами. Популярные мелодии под аккомпанемент тихо шипящей пластинки патефона звучали по всей стране. Патефон для молодежи тех лет был примерно тем же, чем стал  сегодня  навороченный смартфон. История, которая приводится ниже, переносит читателя к более давним временам - к истокам возникновения звукозаписи.

ФИЗИКУ ПОРТА ПРИПИСЫВАЕТСЯ ФРАЗА,  ЯКОБЫ СКАЗАННАЯ ИМ ЕЩЕ В 1589 ГОДУ: "Звук не исчезает бесследно, его можно как-то сохранить". Впервые зафиксировать на бумаге, предварительно покрытой копотью, след звучащего камертона удалось только через два столетия другому физику – Юнгу.   Но все эти попытки сводились только к записи, фиксации звуков. И вот настал 1877 год, когда благодаря  знаменитому американскому изобретателю Томасу А. Эдисону появился фонограф.

Однажды, работая над улучшением телефонного аппарата,  Эдисон запел над мембраной телефона, к которой была припаяна иголка. (Правда, в отношении вокальных данных природа была не очень-то благосклонна к Эдисону. Он был начисто лишен музыкального слуха.) Тонкая металлическая мембрана, вибрируя от колебаний воздуха, уколола палец изобретателя. "Я задумался, - признавался он впоследствии. - Если бы можно было записать эти колебания иглы, а потом снова провести иглой по такой записи - отчего бы мембране не заговорить? Вот и вся история: не уколи я палец - не изобрел бы фонографа".

Первый фонограф Эдисон испытал 12 августа 1877 года. Сооружение, которое обошлось изобретателю в 18 долларов, состояло из цилиндрического валика, покрытого оловянной фольгой, и рупора, усиливающего акустические волны. К узкой стороне рупора была приделана мембрана с иголкой, прочерчивающей на валике борозды, профиль которых зависел от воздействующих на мембрану звуковых колебаний. Цилиндр вращался при помощи ручки, одновременно задавая мембране с иглой поступательное движение и образуя, таким образом, на валике спиральную дорожку. Понимая, что созданный аппарат имеет невысокую чувствительность, Эдисон буквально прокричал в широкую часть рупора куплет популярной песенки "У Мэри была маленькая овечка". После этого он вернул иглу на исходную позицию - в самое начало прочерченной ею спиралеобразной дорожки на валике фонографа и вновь привел в движение валик. Из раструба раздались негромкие шипящие звуки, в которых можно было узнать песенку про Мэри. Изумленные помощники слышат, как аппарат голосом изобретателя повторяет незамысловатую песенку. Поглядеть и послушать говорящую машину, едва о ней сообщили вечерние газеты, хлынуло столько желающих, что на линии, ведущей в Менло-Парк, где жил и работал изобретатель, пришлось пустить дополнительные поезда. Несколько позже фонограф показывали в цирках, выдавая его за необъяснимую загадку природы.

"ЗАГАДКА ПРИРОДЫ" ДЕМОНСТРИРОВАЛАСЬ В МАРТЕ 1878 ГОДА в Академии наук в Париже. Аппарат послушно воспроизвел записанную на валике фразу. И вдруг присутствовавший на заседании академик Буйо бросился на представителя Эдисона и схватил его за горло, громко крича: "Негодяй, мы не позволим морочить нас какому-то чревовещателю!" Выслушав объяснения полузадушенного физика, доказавшего, что звук в фонографе получается благодаря вибрации металлической мембраны, Буйо сердито ответил: "Никогда не признаю, что благородный звук голоса человека можно заменить куском железа!" У Эдисона были весьма смутные представления о том, для каких целей можно было бы использовать его фонограф. Он предполагал, что полезно заменить фонографом стенографисток, выпускать с его помощью звуковые книги для слепых, использовать как будильник и даже как устройство,.. обучающее попугаев разговорной речи. На первых порах качество звучания фонографа было неважным, и Эдисон постоянно работал над усовершенствованием своего изобретения. Заменив оловянную фольгу валика слоем воска, он увеличил чувствительность фонографа; разравнивая предварительно воск, получил возможность повторного использования валика для новой записи. Подверглась усовершенствованию и мембрана, был введен маховик, который сглаживал неравномерность вращения ручки, приводящей в движение валик, в дальнейшем ручной привод был заменен пружинным; удалось увеличить длительность звучания валика до трех минут. Основными недостатками восковых валиков были недолговечность и невозможность тиражирования записей. Каждая запись была штучным товаром и могла существовать только в одном экземпляре.

Эдисон хотел наладить массовое производство фонографов, однако бизнес развивался вяло. Фонографы стоили дорого - 150 долларов, поэтому их приобретали в ограниченном количестве лишь состоятельные люди либо организации. Миклухо-Маклай, например, использовал фонограф Российского географического общества для записи речи папуасов.  Практически в неизменном виде фонограф просуществовал несколько десятков лет. Он перестал выпускаться только в конце первого десятилетия XX в., но еще более15 лет использовался в качестве диктофона. Валики к нему выпускались вплоть до 1929 г.

Отметим, что принцип записи и воспроизведения звука почти на год раньше Эдисона открыл и описал французский поэт, музыкант и ученый Шарль Кро. Однако пока запечатанный конверт с описанием палеофона ("голоса прошлого" - так назвал Кро свое изобретение) лежал в канцелярии Французской академии, практичный американец Эдисон поспешил оформить патент на фонограф. Чиновник – он всегда и везде чиновник, даже в академии "бессмертных" ХIХ  в. Их медлительность стоила Франции приоритета в изобретении звукозаписи.

В ОТЛИЧИЕ ОТ ФОНОГРАФА, В ПРОЕКТЕ ПАЛЕОФОНА прикрепленная к мембране игла прочерчивала звуковые дорожки на вращающемся стеклянном диске, покрытом сажей. Замена валика диском стала революционным решением, так как в принципе позволяла решить  и проблему тиражирования записи. Идеи Шарля Кро успешно реализовал другой изобретатель Эмиль Берлинер, перебравшийся в США из Германии в 19-летнем возрасте. Работая на первых порах разнорабочим, все свободное время он просиживал в библиотеках, изучая научно-техническую литературу. Там он и наткнулся на публикации Шарля Кро. Берлинер в короткий срок реализовал идеи Кро, предложив записывать звук на цинковый диск, покрытый тонким слоем воска, а затем с него фотохимическим способом делать копии-пластинки. Спустя 11 лет после изобретения Эдисона, 26 сентября 1887 года Берлинер продемонстрировал и запатентовал устройство, назвав его граммофоном.

В первое время изобретение Берлинера было принято довольно прохладно. Даже проницательный, обладающий обостренным чувством нового Эдисон отнесся весьма скептически к изобретению граммофона, заявив: "Эта машина без будущего". Изобретатель пять лет работал над усовершенствованием как самого граммофона, так и технологии изготовления пластинок. Он заменил фотохимический метод методом травления кислотой цинковой пластинки, покрытой воском с нанесенными на ней звуковыми дорожками. Берлинер разработал процесс изготовления пластинок, используя стальную печатную матрицу - копию цинковой пластинки, прессуя этой матрицей пластинки. Эта технология применялась на открытом им заводе граммофонных пластинок, где был реализован полный цикл изготовления грампластинки: запись - перенос записи на матрицу - прессовка пластинок. Это был прорыв в утверждении принципов разделения функций систем звукозаписи - создания записей (в основном музыкальных) силами профессиональных исполнителей и массовыми потребителями этих записей на грампластинках. Этот принцип действовал все последующие годы существования механических систем звукозаписи.

Берлинер начал строить такого рода индустрию, первым ввел принцип выплаты гонораров записывающимся на пластинках певцам и музыкантам. Граммофоны начали стремительно распространяться по миру. Вслед за Америкой их производство было налажено и в Европе. Первыми были братья Патэ, основавшие во Франции фирму Pathe. Именно здесь было налажено производство первых патефонов - малогабаритных граммофонов с акустическим раструбом, размещенным внутри корпуса проигрывающего устройства. (Кстати, название "патефон" было распространено в основном в России, где фирма Патэ в Москве открыла свое производство.)

Вопреки распространенному мнению, конструкция патефона была предложена не братьями Патэ, а фирмой DECCA в 1913 году. Этот прибор первоначально предназначался для применения в полевых условиях для вооруженных сил Англии. Особенной популярности эта конструкция портативных проигрывателей достигла в Англии к началу 20-х годов, и в течение последующего десятилетия патефоны активно рекламировались многими изготовителями как идеальные для использования на пикниках, в кемпингах,  даже при занятиях спортом, например гребле.

ГРАММОФОНЫ И ПАТЕФОНЫ ПРОИЗВОДИЛИСЬ ДЛЯ ВСЕХ СЛОЕВ НАСЕЛЕНИЯ. Роскошные граммофоны изготавливали из красного дерева и обильно инкрустировали, а рупоры делали из чистого серебра. В России их стоимость доходила до тысячи рублей. "Народные" патефоны собирали поточно из недорогих комплектующих. Конструкторы изощрялись, предлагая покупателям патефоны на все случаи жизни: для салонов, для пикников, для морских путешествий, для многолюдных балов… В начале XX в. в мире ежегодно выпускалось 3 000 наименований грампластинок общим тиражом свыше 4 млн. Эти цифры возрастали из года в год. Удивительно, но в те времена наиболее популярными были не фокстроты и танго, а классическая музыка, арии из опер, часто в исполнении знаменитых Карузо, Шаляпина, Собинова.

Вместе с граммофоном совершенствовались и пластинки. Первые пластинки были как толстые блины и весили примерно полкилограмма! Запись занимала только одну сторону. На другой стороне печатали название пластинки вместе с либретто или нотами. Из чего только не делали первые пластинки! Из целлулоида, каучука, металла. Пластинки из этих материалов быстро изнашивались. Нужен был материал, который мог выдержать колоссальное давление иголки граммофона на пластинку и одновременно быть эластичным. Основой такого материала оказался шеллак – смола из скорлупы лакового червеца  - крохотного жучка, водившегося в Индии. Правда, для изготовления только одной пластинки требовалась скорлупа 4 тысяч жучков. Поэтому цена пластинок была достаточно высокой.

Уже с 1908 года фирмы-изготовители стали скупать старые, негодные, разбитые пластинки. Печатались объявления такого рода: "За три старые пластинки выдается одна новая того же размера при условии покупки еще одной новой". Нужно было чем-то заменить смолу. Выручила химия. Поливинилхлорид в смеси с винилитом - из этих пластмасс начали делать пластинки в середине ХХ века. Плотная поверхность пластмассы позволила сблизить и сузить звуковые бороздки - появилась долгоиграющая пластинка. Одновременно совершенствовалась воспроизводящая техника. С появлением ламповых усилителей патефоны заменили электропроигрыватели с более совершенными и легкими пьезокристаллическими звукоснимателями. Качество воспроизведения существенно улучшилось. За счет понижения скорости вращения до 33 оборотов в минуту и увеличения плотности записи время звучания каждой стороны возросло до 40 минут. Появилась возможность стереофонической записи и воспроизведения звука.

В 60-е годы ХХ в. наступила эпоха винила, которая, как тогда казалось, не закончится никогда. Однако в конце века пластинки были вытеснены компакт-дисками. Наступила цифровая эпоха, но это уже другая история.

Опубликовано в Техника
Прочитано 1541 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Другие материалы в этой категории: « БЕЗ ПОГРЕШНОСТЕЙ РАБОТА РЕК »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх