научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

СМЕРТЬ ПОРОЖДАЕТ ЖИЗНЬ

Жуки

Сухостой и валежник, трухлявые стволы и дупла - родной дом для многих животных. Очищая леса от упавших деревьев, мы уничтожаем среду их обитания.

"КАК-ТО РАЗ ПАРУ ЛЕТ НАЗАД Я БЫЛ ВЫНУЖДЕН ВЗЯТЬ НА ОДНОДНЕВНЫЙ полевой выезд дочку, ей тогда было три года. Дочь вначале весело перешагивала через все валежины, но потом устала и сердито спросила, кто набросал весь этот мусор. Это был неожиданный вопрос, и я стал думать, откуда он мог взяться", - вспоминает Дмитрий Щигель, биолог, доцент Университета Хельсинки. По его словам, стремление к чистоте и порядку навязывается нам с детства. Мы учим детей, что чистая комната - это хорошо, а разбросанные игрушки – плохо. "Добавьте к этому увлечение пустыми пространствами, строгим лаконичным дизайном, - рассуждает Дмитрий. - Чисто и пустынно - значит хорошо и красиво. И этот городской квартирный менталитет распространяют на лес".

Дмитрий  изучает жизнь мертвой древесины в Северной Европе. По его словам, восприятие леса и мертвых деревьев отличается в разных  странах. На постсоветском пространстве поджечь упавшее дерево или выбросить мусор в дупло - в порядке вещей. В тех европейских странах, где леса вырублены очень давно, дремучие чащи и старые деревья, по словам Дмитрия, обретают ценность, как утраченный ландшафт.

Под определение "мертвая древесина" подпадают сухостои и валежник,  отмершие фрагменты живых деревьев: дупла, трухлявая часть стволов, сухие ветви и корни. Все это формирует разнообразную среду обитания для множества грибов, животных и растений. Жизнь более половины видов, обитающих в естественном лесу,  связана с мертвыми деревьями. Для большинства из них отжившие деревья - полноценный дом, без которого они не выживут.

"Мертвая древесина также и хранилище органической материи, углерода, азота и больших запасов воды, - рассказывает Павел Павлачик, польский исследователь мертвой древесины. - Стволы деревьев в речке или ручье формируют водные потоки, направляют их бег, обеспечивают разнообразие русла. Мертвая древесина регулирует лесную экосистему, влияет на взаимоотношение животных и растений. Для одних видов упавшие деревья - тропы, для других - барьеры. Мертвые деревья оберегают подрост от поедания крупными травоядными". По словам ученого, некоторые деревья охотнее возобновляются на валежнике. На разлагающихся стволах часто появляются молодые елочки - так они могут выжить в плотном подлеске или в болотистом ольшанике. Поросший крохотными деревцами ствол старого поваленного дерева или пня, а то и полностью заросшая молодыми деревьями валежина - типичная картина для старовозрастных естественных лесов. Умирающее или даже еще вполне живое дерево одними из первых заселяют грибы.

Грибные сообщества"ГРИБНЫЕ СООБЩЕСТВА В МЕРТВОЙ ДРЕВЕСИНЕ - ЭТО ОЧЕНЬ СЛОЖНАЯ СИСТЕМА, - делится наблюдениями молодая исследовательница из Финляндии Мария Фатикова. - Если грибных сообществ в лесу стало меньше, то это тревожный показатель". По словам Марии, благополучие лесных грибов зависит от многих факторов. "Некоторые грибы настолько узко специализированы, что одно и то же мертвое дерево может поддерживать существование множества видов: в процессе разложения дерева одни виды грибов заселяют ветки, другие - дупла, третьи селятся под корой; некоторым грибам нужен свет, какие-то предпочитают тень. Разлагая древесину, грибы при этом и сами служат субстратом питания для многих насекомых,  особенно для жуков и двукрылых. Насекомые, как и грибы, - утилизаторы древесины. Они участвуют в круговороте веществ в лесу, в том числе чрезвычайно важны для почвообразования. Личинки редкого жука-оленя прокладывают сеть ходов в трухлявой древесине и, разрыхляя ее, обеспечивают доступ воздуха и спор грибов для дальнейшего разложения. Благодаря небольшим размерам, умению летать и чрезвычайно острой чувствительности к запахам насекомые  участвуют практически во всех процессах потребления лесной органики - как живой, так и мертвой. В результате огромный "организм" - лес - функционирует более или менее бесперебойно.

В естественном лесу, где все происходит без вмешательства человека, создается особая организация пространства. Жизнь организмов, не способных активно двигаться или преодолевать значительные расстояния (а это грибы, мхи, лишайники, многие насекомые), напрямую зависит от количества мертвых деревьев. Многие обитатели мертвой древесины нуждаются в определенном сочетании уровней освещенности и влажности. Лесные пространства позволяют крылатым подлетать к местам обитаниям или гнездиться в естественных укрытиях.

- На болоте Ельня мои коллеги обнаружили гнездо сокола дербника, - рассказывает белорусский орнитолог Денис Китель. - Птица нашла под поваленным деревом какую-то нишу, свила гнездо и вывела птенцов. Даже мертвое, дерево продолжает давать приют многим видам. Мертвые деревья - основа сложных динамически устойчивых экосистем, развивающихся  десятилетиями. Например, существование редкого белоспинного дятла зависит от наличия на достаточно обширной территории мертвых стоящих деревьев, годных для строительства дупла. Живут эти дятлы в своих дуплах только год, но потом десятки лет, пока дерево не упадет, его будут использовать другие виды.

- У летучих мышей также проблема с дуплами стоит крайне остро.  Конечности и зубки этих животных не приспособлены для того, чтобы строить себе убежище, - объясняет Елена Годлевская. - Но они в этих убежищах-квартирках очень нуждаются. Некоторые виды приучились жить рядом с человеком, другие привязаны к дуплам.

ИТАЛЬЯНСКИЕ ЗООЛОГИ В ХОДЕ НЕДАВНЕГО ИССЛЕДОВАНИЯ ПРИШЛИ К ВЫВОДУ: в течение одного сезона колонии рукокрылых нужно 20?30 дуплистых или сухостойных деревьев. Но почему они постоянно "переезжают" с места на место? Главная причина - отсутствие "канализации". В достаточно небольшой полости дупла  накапливается помет. Когда объем заполняется, приходится искать новый дом. О чем говорят эти факты? О том, что практика лесников оставлять на один квартал по два-три старых дерева, а остальные вырубать, рукокрылых не спасает.

Помимо решения "квартирного вопроса" для летучих мышей важна пространственная организация леса. Одно дело - когда растет лес сплошной, монокультурный, который специально высаживают и  поддерживают, другое - когда все идет естественно, своим чередом. Старые деревья выпадают, образуются поляны. Поляны в свою очередь начинают зарастать - на них появляются новые виды съедобных насекомых, формируются возможности подлетов к ним.

Хорьки питаются насекомымиМного деревьев еще не лес. Регулярные лесопосадки не только выглядят уныло, но и неспособны противостоять экологическим вызовам - распространению жука короеда-типографа, кошмара всех лесников.  В естественном разновозрастном лесу, где есть огромные ели и маленькие елочки,  деревья тонкие и длинные, широкие и толстые, есть  поляны и валежник, разнородность леса служит естественным буфером. В таком лесу, если вспышка численности вредителя и возникает где-то на небольшом участке, возможности для расселения у жука ограниченны. Возникнет масса естественных преград: одно дерево зальет жуков смолой, другое чересчур тонкое, третье слишком трухлявое… В лесопосадках все деревья одного возраста и происхождения, "они все равны перед врагом: если одно уязвимо, то уязвимы все".Сова

Даже если не брать в расчет ущерб экосистемы от полного исчезновения естественных лесов, модель "пришел-увидел-спилил" исчерпает себя по чисто экономическим причинам. Очень скоро лесную промышленность ждет серьезный кризис недостатка сырья.

В ТАКОЙ СИТУАЦИИ ЛЕСОПРОМЫШЛЕННИКИ И УПРАВЛЯЮЩИЕ ЛЕСАМИ ВЕДОМСТВА все чаще задумываются о скандинавской системе интенсивного лесопользования - "от собирательства к огороду", когда внедряются технологии выращивания и заготовки леса (в дело идет вся древесная масса, вплоть до веток, пней, хвои, листвы). Эксперты  утверждает, что при разумном внедрении новая система позволит сохранить оставшиеся массивы девственных лесов.

Это может стать хорошей новостью для сибирской тайги или для Республики Коми с ее рекордной для Европы площадью девственных лесов - 7,8% территории. Но что же делать тем регионам, где первозданных лесов практически не осталось? Сохранять мертвую древесину!

Чем дальше лесная система от естественного состояния, тем больше нужно усилий для ее поддержания, отмечает Павел Павлачик, ссылаясь на данные  европейских исследований: "Для сохранения устойчивости лесов нужно оставлять от 20 до 50 кубометров мертвой древесины на гектар - в зависимости от типа леса. Это граничные показатели. Если умерших деревьев меньше, то биоразнообразие существенно снижается. Для сравнения: в естественных лесах объем валежника может превышать 100, а в ряде случаев и 500 кубометров на гектар". Для человека такие дебри практически непроходимы, но, по словам ученого, они необходимы для выживания некоторых видов. Впрочем, в большинстве случаев важнее не количество, а качество - наличие достаточно толстых валежин на разных стадиях разложения.

В природе смерть порождает новую жизнь - без мертвой древесины стабильность лесных экосистем оказывается под угрозой.

National Geographic 

Опубликовано в Природа
Прочитано 686 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Другие материалы в этой категории: « СОХРАНИМ "ПРИНЦЕССУ СОЛОНЧАКОВ"! НАШЛИ ОБЩИЙ ЯЗЫК »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх