научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ВАХХАБИТЫ: СТРАСТИ ПО "ИСТОКАМ"

Арабы-саудиды.

В  каждой религиозной системе рано или поздно возникают течения, выступающие под лозунгом "Назад, к истокам!" и призывающие к очищению от поздних искажений доктрины. Но лишь немногие из них оказали существенное влияние на сам ход истории. Ваххабизму это удалось...

САУДОВСКАЯ АРАВИЯ – ГОСУДАРСТВО УНИКАЛЬНОЕ ПО МНОГИМ ПАРАМЕТРАМ. Огромный капитал, буквально обрушившийся на страну в виде нефтяного потока, невозможно освоить внутри государства. Королевский клан Саудидов давно превзошел по богатству самых влиятельных финансовых магнатов планеты. В то же время начало размывания родо-племенных черт в саудовском обществе относится лишь к 60-70 гг. Значительно возросшие возможности, резкая смена морально-этических и нравственных ориентиров в сторону потребительства внесли серьезный диссонанс в  психологию саудида. Пользующийся сегодня практически всеми достижениями современной цивилизации, саудид не спешит трансформировать   традиционный аравийский менталитет и, кажется, не собирается преодолевать недоверие к нововведениям извне, убежденность в превосходстве своих религиозных идей и зачастую неадекватную самооценку.

Однако огромное  влияние Саудовской Аравии на современный мир не ограничивается наличием богатых нефтяных ресурсов. Для мусульман это прежде всего родина ислама. Здесь расположены главные мусульманские святыни – Мекка - основной центр паломничества для всего мусульманского мира и Медина с гробницей пророка Мухаммеда. Насколько это значимо не только для саудида, но и для каждого мусульманина, говорит тот факт, что в 1986 г. король Фахд изменил обращение "Ваше величество" на официальный титул "Хранитель двух святынь - Мекки и Медины".

В самой Саудовской Аравии, где ваххабизм положен в основу государственной идеологии, формально существуют две его ветви: одна – представленная королевским домом Саудидов и вторая – более радикальная, причастная к открытому террору (в частности, теракт в священной для всех мусульман Мекке в 1979 г.). Впрочем, провести четкую линию раздела между двумя ветвями порой очень сложно.

Первые века существования ислама (с VII по ХII) оставили миру настоящий цивилизационный всплеск, на фоне которого еще более драматичной видится "спячка", охватившая исламский мир в последующие шесть веков, вплоть до ХVII в., ставшего поистине переломным для арабов, ислама в самом широком смысле и, как неоднократно подтвердила история, для всего человечества.

Османская империя, реально удерживавшая власть в мусульманском мире, к тому времени пришла в упадок и перестала доставлять активное беспокойство арабам. Арабо-турецкое противостояние стало почти привычным, а  ощущение ущемленного самолюбия арабов – менее болезненным. Но именно в недрах этого противостояния и зародились ростки новой доктрины, способной заставить арабов осмыслить реальность, в которой они существовали, - многовековую османскую узурпацию, надвигавшуюся  европейскую колонизацию и профанацию собственной нации. 

ИДЕИ НОВОЙ ДОКТРИНЫ, ПРЕДСТАВИВШЕЙ СЕБЯ КАК ВОЗВРАЩЕНИЕ К "ИСКОННОМУ" исламу - без нововведений, пришедших после трех веков существования этой религии, - к тому времени, безусловно, уже давно существовали в эзотерических кругах арабского общества в виде интуитивного поиска выхода из стагнации, качественного прорыва на новый виток развития.

Традиционно выделяемые два фактора, которые привели к возрождению ислама – ваххабитское движение и обновление суфийских братств, предвосхитившие потребность в реформах и нарушившие спячку в арабском мире, можно, по сути, свести к одному: к собственно возникновению ваххабизма, так как все последующие реформы были уже реакцией на рождение новой пассионарной доктрины.

Суфизм, обросший к тому времени многовековой историей - мистической и реальной - и прочно укрепивший свои позиции в системе ислама, подобно многим учениям, вначале испытавшим резкое сопротивление, а затем не встречавшим его вовсе, постепенно изживал себя. Дух суфийского опыта ослабел практически во всех братствах. Ваххабизм, выступивший с резкой критикой суфийских орденов, как, впрочем, и многого другого в исламе, не замедлил перейти к открытой агрессии, чем и подтолкнул суфизм, а в сущности и весь ислам, к обновлению.

Следует принять во внимание и нерелигиозную сторону проблем арабского общества того времени, в особенности разобщенность племенной структуры: ваххабизму предстояло сыграть важную роль в объединении Аравии и образовании единого государства на территории, где таковое никогда прежде не существовало.

Перед создателем новой доктрины – Мухаммадом Абд аль-Ваххабом (1703-1787) – стояла поистине сложная задача. Для возрождения и самого выживания, не говоря уже о дальнейшем укреплении и развитии арабского общества, надо было ни много ни мало заставить его принять учение, совмещающее трансцендентность доктрины и рационализм социального опыта. Аль-Ваххаб выдвинул следующие положения:

все объекты поклонения, за исключением Аллаха, ложны, и все поклоняющиеся им заслуживают смерти;

часть людей не являются монотеистами, т.к. стремятся заслужить милость Всевышнего посещением могил святых;

вводить в молитву имена пророка, святых и ангелов – многобожие;

искать заступничества кого-либо, кроме Аллаха, - многобожие;

давать обет кому-либо, кроме Аллаха, - многобожие;

проповедовать знание, не основанное на Коране, – безбожие;

отрицать меру в деяниях – ересь;

иносказательно комментировать Коран - безбожие.

ДЛЯ ОБОСНОВАНИЯ НОВОЙ ДОКТРИНЫ НУЖНА БЫЛА ПРАВОВАЯ БАЗА. Из  четырех основных правовых школ ислама аль-Ваххаб выбрал, конечно же, наименее лояльную, не терпящую трактовок – ханбалитскую. В дальнейшем к и без того достаточно строгой социально-этической системе аль-Ваххаб добавил на первый взгляд незначительную, но достаточно характерную деталь: взимать дань не только с заявленного, так сказать, декларированного продукта, но и со скрытой, теневой прибыли. Особому контролю подвергалась торговля. Что это, как не введение строжайшей фискальной системы, закладывание основ экономического роста. Казалось бы, этот крайне необходимый рационализм вроде бы никоим образом не связан с другими требованиями новой доктрины – уже из области "сакрального": например, не отмечать чтение молитвы на четках, а только на костяшках пальцев. Последнему положению нет формального объяснения, кроме того что сам пророк ислама считал молитвенные циклы на костяшках пальцев правой руки. Но, возможно, что и это - одно из проявлений беспрецедентной абсолютизации всего "сакрального",  ведь если посещение могил исламских святых сводится к многобожию, то использование любого атрибута в молитве можно считать чуть ли не проявлением фетишизма. В результате ваххабизм со временем радикализировал и без того требовательные правовые положения и оформился как самостоятельная правовая школа.

Кстати, уже в самом начале религиозной карьеры, в период ученичества в Медине, аль-Ваххабу приходилось выслушивать обвинения в еретических мыслях от своих же учителей. Он примерял к своему мировоззрению многое – от классического суфизма до аристотелевской философии, но еще до возвращения на родину стал твердым последователем догматического ислама. После многомесячного затворничества аль-Ваххаб наконец выступил с открытой проповедью своего учения, позже изложенного им в Книге Единобожия. В своем отечестве пророком он не стал – его родной брат Сулейман посвятил целый трактат cуровой критике новой доктрины, кузен Абдалла Хусейн открыто выступил против него. Дело дошло до клановых распрей, аль-Ваххаб был лишен солидного имущества и изгнан из города.

Приняли его в ад-Дирийе – небольшой тогда деревне, призванной историей стать отправным пунктом ваххабистской экспансии. Местный вождь Мухаммад ибн Сауд - будущий основатель королевской династии Саудидов - проникся новыми идеями и разрешил их пропаганду, условившись, что в случае крупного успеха и распространения влияния на соседние территории официальная власть будет всецело в его руках, а духовное лидерство – у аль-Ваххаба. Уже через год пришелец обратил в свою веру всех местных жителей, за исключением четверых, которым пришлось покинуть деревню.

По указанию проповедника была построена крайне аскетичная мечеть – без минаретов, без орнамента и даже (!) без ковров на полу. Каждый, кто пренебрегал совместными молитвами, наказывался. В то же время всячески поощрялось использование огнестрельного оружия. Вскоре новая секта под военным руководством ибн Сауда и его сына Абд аль-Азиза вступила в свою первую  многолетнюю войну за распространение новых идей. На захваченных землях помимо основной крепости, окруженной рвом, ваххабиты строили укрепления, в каждом из которых оставляли гарнизоны хорошо оплачиваемых солдат, а также  судью и муфтия.

Вскоре ваххабиты овладели Рийадом – нынешней столицей Саудовской Аравии. Теперь уже ничто не могло остановить ваххабитскую стихию. Политические заговоры и псевдодоговоры – такие же составляющие успеха ваххабизма, как и открытые сражения. Для нарушения заключенного в Багдаде в 1799 г. мирного договора ваххабитам не понадобилось формального повода: уже в 1801 г. они вошли в Кербелу – один из важных центров мусульманского мира, имеющий особую значимость для шиитов. Все шиитские святыни города были разрушены ("Поклонение святым – многобожие!"), а большинство жителей жестоко убиты. Всего год спустя уже правитель Мекки перед угрозами ваххабитов покончить с многобожием счел необходимым эвакуацию жителей города. Неудивительно, что исторически ваххабитско-шиитские отношения отмечены непримиримой враждой. Современные шиитские духовные лидеры однозначно характеризуют ваххабизм как "сплошь безосновательное и фанатичное поверье", "антикораническую религию", вменяя в вину ее носителям убийство паломников, нарушение безопасности священных мест и прочее.

СМЕРТЬ ИБН САУДА В 1814 г. ОТНЮДЬ НЕ ОСТАНОВИЛА ЭКСПАНСИЮ ВАХХАБИЗМА. Уже несколько лет спустя основанная им династия не только закрепила свое влияние в Центральной Аравии, но и в значительной степени продвинулась к странам Благодатного полумесяца (Египет, Сирия, Ливан, Палестина и Ирак), а уже к 1833 году подчинила и обложила данью все побережье Персидского залива.

Последующие представители дома Сауда сменяли друг друга и даже уступили на несколько десятилетий власть представителям другой арабской династии - Рашидидам, но сфера влияния ваххабизма неизменно расширялась. Наконец в 1926 году Абд аль-Рахман б. Сауд объявил себя королем Хиджаза, султаном Неджда и присоединенных областей... Практически сразу же признал новое государство Советский Союз, а вслед за ним - Великобритания.

В  годы мирового экономического кризиса американские нефтяные монополии добиваются концессии на разведку нефти на территории Саудовской Аравии, промышленная добыча которой началась в 1938 г. и стала основой нынешнего экономического процветания королевства.

Входивший в тройку самых богатых людей мира, покойный король Фахд ибн Абдель Азиз Аль Сауд во многом сформировал нынешний облик Саудовской Аравии, хотя, по сути, он лишь продолжил линию своего отца – основателя государства Саудидов. Именно при Фахде Саудовская Аравия стала крупнейшим в мире производителем "черного золота", а самое большое по площади государство Персидского залива превратилось в настоящий региональный политический "колосс", без учета мнения которого не принималось ни одно из ключевых решений в арабском мире. Нынешний король Абдалла – больше чем просто активный игрок: ближневосточный кошмар последних лет финансируется прежде всего его королевством...

Отдавая должное дому Саудидов, следует отметить, что правящая династия, распорядившись природным богатством страны, подняла уровень жизни своего народа на качественно новую высоту. Однако то же экономическое процветание позволяет финансовой элите этой страны расширять зону своего влияния, зачастую посредством распространения радикальных религиозных идей за пределами своего государства (яркий пример тому Бин Ладен). При этом "экспортный" вариант этого течения разительно отличается от местного, во всяком случае его официальной версии.

ПОСТСОВЕТСКОЕ ПРОСТРАНСТВО С ЕГО ДУХОВНЫМ И  ИДЕОЛОГИЧЕСКИМ ВАКУУМОМ стало для ваххабитов благодатной почвой. Активная религиозная пропаганда, распространение огромными тиражами ваххабитской литературы, дискредитация местного духовенства, провоцирование конфликтов с местным руководством, а также между самими верующими и прочее свидетельствуют о том, что экспорт ваххабизма велся по определенной программе. Проникновение ваххабизма оборачивалось драмой для целых регионов, Северного Кавказа, Средней Азии, тогда как международные СМИ представляли террористов чуть ли не шиллеровскими благородными разбойниками, борцами за идею. "Апробирование"  экспортных версий фактически никогда не прекращалось и с переменным успехом использовалось Западом  в собственных геополитических интересах.

В разное время ваххабизм получил некоторое распространение в Афганистане, Индии, Пакистане, в некоторых странах Африки, он активно действует и в западных странах – под разными "вывесками". Так, проникнув в Индию в 1823 г., уже год спустя его сторонники на границе с Пешаваром объявили джихад сикхам, а после поражения собрали мусульман под знамена "священной войны" против англичан и индусов. Постоянные призывы к джихаду - основной лейтмотив ваххабизма, не прекращающееся вооруженное противостояние властям, террористические акты, нескончаемое кровопролитие привели к тому, что в 1980-1981 гг. мусульманские общины Индии выступили с официальной декларацией о неприятии ваххабитской доктрины джихада.

Одна из производных ваххабизма - движение Талибан (буквально - Ученики). Войдя в Афганистан в 1994 г., Талибан постепенно взял под контроль 90 процентов территории этой огромной децентрализованной страны. Под лозунгами о праведности  банды талибов разрушали дома, гражданские учреждения, устраивали показательные казни. Афганцам пришлось забыть о существовании телевидения, радио, прессы и даже фотографии. Особенно досталось женщинам, которым пришлось буквально вернуться в средневековье. Именно под руководством своих духовных лидеров талибы учинили геноцид хазаров – шиитов Афганистана: "Они не мусульмане. Их можно убивать. Это не грех!" Призывом к действию звучали для талибов и слова их верховного лидера муллы Омара: "Употреблять опиум грешно, но в его продаже  нет ничего плохого!" Крайним проявлением варварства стали взрывы огромных статуй Будды, высеченных в скалах в провинции Бамьян. Талибы отказывались видеть в них часть культурного наследия Афганистана  более чем двухтысячелетней давности. "Мы разрушаем всего лишь камни", - резюмировал спор с мировой общественностью  мулла Омар.

История ваххабизма показывает, что его последователей никогда не останавливали ни поражения, ни казни лидеров, ни заключаемые ими же мирные договоры.  Мир почти всегда длился ровно столько, сколько необходимо было для того, чтобы оправиться от потерь и собрать новые силы. Последнее обстоятельство следовало бы особенно принять во внимание тем, кто призывает "договариваться с ваххабитами" – а такие, увы, всегда находятся.

Однозначно, однако, что если диалог с ваххабитами и возможен, то лишь после того, как  ваххабизм будет возвращен в рамки границ своей исторической родины. 

Опубликовано в Культура
Прочитано 2099 раз
Оцените материал
(48 голосов)
Другие материалы в этой категории: « ТРАДИЦИЯ И УЧЕНИЧЕСТВО ЧЕЛОВЕК В МАСКЕ СОБАКИ »

2 комментарии

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх