научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

СВЕТ СКАЗОК И СНОВ

Поэт на склонах Арагаца. 650х487

К 135-летию Мартироса Сарьяна

И вот благовестие, которое мы слышали от

Него, и возвещаем вам: Бог есть свет, и нет

в Нем никакой тьмы.

1 Ин. 1.5

Мотив "света" относится к культурным универсалиям, формирующимся и развивающимся на пересечении научного, философского и эстетического векторов познания. "Свет" как системное явление был осмыслен прежде всего философской мыслью первой трети ХХ в.

Интерес к проблеме света (освещения, свечения, прозрачности) сопутствует искусству на протяжении всей его истории. В разные века из естественно родившейся ассоциации света с творящей силой эти понятия наполняли разными символическими значениями и одновременно пытались понять материальную природу света - одного из ключевых понятий христианского благовестия.

УНИКАЛЬНОСТЬ ИСКУССТВА РУБЕЖА ВЕКОВ ФОРМИРОВАЛАСЬ В ШИРОКОМ контексте художественных и философских исканий. Мировоззрение мастеров выразило общекультурную тенденцию, обозначенную осознанной в конце XIX в. потребностью возрождения единства человека и универсума. Культурное сознание переходных эпох характеризуется обостренным осознанием противоречий бытия и актуализацией архетипичных дуалистических систем культурного сознания. Особое место в их ряду занимает бинарная оппозиция свет - тьма.

Мартирос Сарьян в период своего становления находился под воздействием уникального турбулентного процесса формирования художественных и философских исканий и репрезентировал взаимоотношения природы и человека в их взаимодействии. На завершающем этапе ученичества у Сарьяна непосредственность восхищения действительностью сменилась стремлением визуализировать понимание окружающего мира и человеческих отношений. Он прошел путь от чистой изобразительности к выражению природных стихий, нематериальных явлений, бессознательных состояний в системах декоративной живописи. В творческом диапазоне раннего Сарьяна понимание пространства как единой природной воздушной среды, передаваемой ритмически-колористическим моделированием, превалирующее значение имел свет.

В апреле 1904 г. Сарьян принимает участие в выставке "Алая роза" в Саратове. Это была первая манифестация содружества русских художников-символистов. Он представил цикл акварельных работ "Сказки и сны". Камерные композиции-размышления мастера наиболее типичны для периода исканий творческих личностей периода, известного как "кризис индивидуализма".

Сказки и сны. 1903-1908 ггВ 1907 г. М.С.Сарьян участвовал в знаковой для символистов выставке "Голубая Роза" со вторым циклом "Сказки и сны". Ему, как и его соратникам, были близки фантастические образы сказок, позволяющие свободное обращение с формой и цветом. Это впечатления и переживания детства и реальный опыт действительности. Эти визуализации можно рассматривать и как презентации символистской космологии,. "Вечер в саду" (1903), "Восточная сказка" (1903), "У реки. Сказка" (1903), "Вечерняя прогулка. Сказка" (1904), "Король с дочерью. Сказка" (1904), "Пейзаж. Гора Арагац" (1904), "Сказка" (1904), "Сказка. Райский сад" (1904), "У воды. Сказка" (1904), "У родника. Сказка" (1904), "Озеро фей" (1905), "Чары Солнца. Сказка" (1905), – доверчивые рассказы, диалоги со зрителем о красоте и бесконечности жизни, о человеке, венце творения, о безмерности счастья синхронности вибраций с гармонией природы.

ПРИНЦИПИАЛЬНО НОВОЕ И НЕПРИВЫЧНОЕ ИЗОБРАЖЕНИЕ, ОСНОВАННОЕ на сочетании фрагментов реального мира и мира условного, визуализировалось в его композициях через искусное владение возможностями акварельной живописи и обобщение силуэтных форм, текучести линий, гармонии сдержанного колорита. Особую роль играл свет. Он вездесущ: его следы на лицах персонажей, переданные лаконичными мазками, вибрирующие блики на земле и воде. Свето-воздушная перспектива оживляла действие, раскрывала рамки композиции до беспредельности Вселенной.

Желание насытить композицию светом, пропитать ее солнечным зноем провоцирует мастера на усиление цветовых контрастов. Техника темперной живописи как нельзя лучше подходила для реализации этих задач. Иногда для создания красочных ирреальных, фантастичесих, ускользающих и зыбких манифестаций и феерий на помощь мастеру приходили цветная тушь, акварель, гуашь и темпера.

Стремление освободиться от оков цивилизованного мира, исказивших первозданную сущность человека, толкало единомышленников Сарьяна к приобщению к праосновам бытия и творческого сознания, к синкретичному мышлению и мифологическому мировосприятию, к архаике, примитиву. Внимание привлекают артефакты времен варварства, скифства, язычества. В русле размышлений В. Соловьева, К. Леонтьева, Н. Бердяева, Л. Гумилева и др. по принципиальным историко-философским, этическим и культурологических проблемам Сарьян, как и многие русские художники этого времени, приобщается к наследию восточной культуры.

Обращение мастера к Востоку - показатель плюрализма духовных устремлений эпохи. Поездки Сарьяна в Константинополь (1910) и Египет (1911) – дань этим тенденциям. Здесь он находит стимулы для конкретизации творческих замыслов, создания преображенного силой мечтаний прекрасного мира. Сарьян творит образ идеальной гармонии бытия, освещенного уже не выделяющим контрасты, но все объединяющим мягким солнечным светом.

Воплощение реальной мысли, т. е. света и жизни в различных формах природной красоты и совместимости с человеком - ядро космогонического пафоса, его порыв выразить глобальную "философию" солнца, света и многоцветности жизни. Массивы плотного цвета в его работах приобретают символический характер, становятся визуальным знаком подсолнечного лика Земли.

Сарьян не мог остаться в стороне от мировоззренческой и эстетической программы художественного авангарда. Искусство трасформируется в новые формы и техники визуализации. Ему становятся присущи в соответствии с веянием времени дифференциальный элементаризм, метаморфическая энергетика, дематериализующая структурность и рациональный космологизм. Все брошено на преодоление конкретности в представлении форм и явлений. Творческий импульс возвращен к первоначальному хаосу, который и направляет деятельность творца на пути репрезентации образа единого универсума.

САРЬЯН ЗАНИМАЕТ ОСОБОЕ МЕСТО В НАСЫЩЕННОЙ СРЕДЕ ХУДОЖЕСТВЕННЫХ ИСКАНИЙ. Во время поездки в Персию (1913) он углубляет свое понимание восточных культур, постигает единство в разнообразии восточного мира. Его влекут экзотическая мощь и стихия восточного базара, мудрость торговцев и учителей медресе, эзотерика восточной бани, закрытость жилых построек, тайна дворцовых комплексов, устремленные ввысь доминанты минаретов и пальм, величественность Демавенда, стихия водопада Абушор и, конечно же, сказки.Чары солнца. Сказка. 1905 г.

Усвоение этого художественного наследия позволило Сарьяну использовать в своем творчестве многие элементы восточной культуры. Он вводит в свои композиции принципы размещения фигур регистрами снизу вверх или справа налево, совмещение разновременных событий, особую цветовую гамму - творит образ идеальной гармонии бытия, освещенного уже не выделяющим контрасты, но все объединяющим мягким солнечным светом.

Исследователями отмечалось, что именно после Персии колорит картин Сарьяна пробретает неповторимую мягкую матовость. В своем стремлении к постижению совершенства художественного языка мастер учится композиции и живописи у природы в пейзаже родной страны. Он ищет язык искусства, "который был бы так же близок душе моего древнего народа, как его родная речь, и в одинаковой степени был бы близок сердцу других народов".

Сарьян высоко ценил период своих исканий – время создания циклов "Сказок и снов", четко осознавал, что именно в этих работах наметилось то, что станет характерной чертой его стиля в искусстве – фантастический сюжет, условный образ, свет, пронизывающий композицию и льющийся отовсюду, волшебная гармония палитры, тончайшее ощущение реальности, трепетной атмосферы энергетического взаимодействия живой природы и человека.

В своем постоянном стремлении к ясности, совершенству ему импонировали как установки акмеизма - утверждение логичности, лаконизма, точности и близости к оргиналу, так и поиск единой сущностной основы бытия, обращение к стихийным, природным ритмам, связанное с освобождением творческого гения от сковывающего языка понятий. Поиск и поиск без конца.

Знаменательно, что в 90 лет Сарьян вновь обращается к вечной теме человечества – он пишет композиции как завещание, как подведение итогов пережитого, но уже на новом витке осмысления. Творческая жизнь Сарьяна началась со света сказки и светом сказки закончилась.

Блистательный живописец, талантливый график и театральный художник, крупнейший мастер армянской живописи XX в., народный художник СССР, выдающийся общественный деятель Мртирос Сарьян принадлежит к поколению известных мастеров искусства начала XX в. Он учился у настоящих мастеров рубежа веков – известного русского импрессиониста Константина Коровина и замечательного живописца Валентина Серова. И сегодня для многих любителей живописи и искусствоведов его творческий почерк не потерял привлекательности и продолжает удивлять современников.

 

Опубликовано в Культура
Прочитано 966 раз
Оцените материал
(9 голосов)
Другие материалы в этой категории: « В ДРЕВНЕМ УРАРТУ ВЕТВИ ОДНОГО ДЕРЕВА »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх