×

Внимание

There was a problem rendering your image gallery. Please make sure that the folder you are using in the Simple Image Gallery Pro plugin tags exists and contains valid image files. The plugin could not locate the folder: images/gallery/saryan

 
научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ПОИСК ВОСТОКА НА ЗАПАДЕ

Идущая женщина

"...О запах цветов, доходящий до крика!"

М. Волошин                                 

Мир всегда был един, мировые культуры взаимообoгащались на протяжении тысячелетий, и этот процесс продолжается. Культурная диффузия неизбежна в системе человеческих ценностей. Особенно заметны ее проявления в контактных культурных зонах, на рубежах локализаций, на срезах хронологии и смены эпох. Взаимовлияния складывались в многослойное  разнообразное взаимодействие и динамическое единство.

РУБЕЖ  ХIХ-ХХ  ВВ. В ЕВРОПЕЙСКОМ ИСКУССТВЕ ЗНАМЕНАТЕЛЕН БУРНЫМ ВСПЛЕСКОМ активных творческих исканий и обретением новых идей и форм,  воплотившихся в общий стилевой поток, обозначенный в дальнейшем как "модерн", "сецессион", "югенд стиль" и др. Интерес к искусству Востока,  вспыхнувший в странах Европы, в России и Америке во второй половине ХIХ в., вызвал к жизни неповторимые творческие манифестации во всех видах изобразительного искусства,  порожденные фантастическим переплетением элементов классицизма, вопиющей ассиметрией в сочетании с экзотическими вкраплениями восточной фауны и флоры на базе своеобразия колористического решения.

Стремление приобщиться к динамике турбулентных процессов во всех сферах социальной и политической жизни, включающих феноменально интенсивное  развитие техники, индустриализацию, смену взглядов на общество и личность, колониальную экспансию, перекройку политической карты мира и др.,  делало художника авангардным деятелем, несущим в массы  идеи нового мира. Творческие люди объединялись в группы по близости интересов, установок, идейных совокупностей и долгие годы оставались верны  избранному пути.

Творчество Мартироса Сарьяна на рубеже веков можно рассматривать как одну из характерных граней этого феноменального процесса. Вначале индивидульно, а затем в составе неформального круга "Голубой розы" он ищет себя как творец в струе общего стремительного потока. Среди многообразия "измов" для творческого самовыражения  ему импонировали возможности символизма.

В истории авангардных течений символизму отведена первая ступень. Не отказываясь от изобразительности и не подрывая основ академизма, последователи этого направления, широко используя в своих композициях формы и цвета реального мира, акцентировали свои нововведения на поиске средств для визуализации вибраций души, явлений, состояний, впечатлений, а также символов реального мира. Сами последователи символизма больше использовали  для обозначения  сущности их творческого метода такие термины, как "эмоционализм", "живописная мечтательность" и др. Единственным достаточно последовательным проявлением символистской эстетической программы является объединение "Голубая роза". Но и внутри этого объединения сосуществовали максимально непохожие друг на друга художники.

"Голубая роза" имела всего одну выставку, организованную с помощью мецената  и издателя "Золотого руна", художника-любителя Н. Рябушинского. Она открылась 18 марта 1907 г. в Москве на Мясницкой улице в доме фабриканта фарфора М. Кузнецова. Однако  на многие годы она объединила в рядах "Голубой розы"  группу очень молодых, малоизвестных художников, большей частью выпускников Московского училища живописи, ваяния и зодчества. Название этого круга было призвано отразить объединяющую его последователей идею  возрождения традиций романтизма и символизма в богатой гамме их реализаций. "Голубой цветок" как символ абсолютного совершенства был воспет в XVIII веке немецким бароном Фридрихом фон Харденбергом, творившим под псевдонимом Новалис.

ХУДОЖНИКИ  ОБЪЕДИНЕНИЯ "ГОЛУБАЯ РОЗА" БЫЛИ ЖИВОПИСЦАМИ, оставаясь ими, даже когда обращались к формально графическим техникам - туши, акварели, гуаши. Все они без декларирования радикальности тем не менее привносили свой вклад в общую картину формирования своеобразия круга сюжетов и в развитие этого живописного метода.  Их творческая  манера, тяготеющая к декоративизму и орнаментации, в сочетании с виртуозным владением цветом сделала их  востребованными в формате театрального искусства. Театр благоволил им и стал  полигоном для их опытов и исканий.

Многим художникам этого направления, в том числе и Сарьяну, удалось оставить после себя собственную школу, что служит одним из действительно объективных критериев вклада художника в историю искусства.{gallery}saryan{/gallery}

Сарьян заявил о себе на выставке "Голубой розы" 15  работами, которые резко обозначили его индивидуальность среди товарищей по группе. Их выделял необыкновенный свет, беспрепятственно струившийся из каждой композиции, притягивающий своей энергетикой и запоминающийся навсегда. Еще с 1905 года Мартирос Сарьян перешел с тонкой струящейся акварели на технику темперы, которая подчиняла его фантазии визуализацию видений на базе реального мира, волшебной ирреальности, обрушивающих и материализующих на полотнах через легкие мазки каскады эмоций, вибраций и сиюминутных ощущений.

Все это в равной мере относится к композициям "Чары солнца" (1905),  "Купальщицы. Озеро фей"(1905), "Поэт. На склонах Арагаца" (1906), "Пантеры" (1907), "Комета" (1907), "У моря. Сфинкс" (1908),  " У колодца. Жаркий день!" (1908) и др. И далее в картинах 1910-1915 гг., которые оцениваются многими поколениями искусствоведов как демонстрация высочайшего расцвета  творчества Сарьяна. Именно в этот период возникли символы его стиля  - "Улица. Полдень", "Константинопольские собаки", "Финиковая пальма", "Идущая женщина", "Ночной пейзаж", "Египетские маски", "Пустыня. Египет", "Цветы Калаки", портреты И. Щукина и др.

Феномен стиля Мартироса Сарьяна в активном противопоставлении локальных цветовых пятен, вкраплении элементов ориентализма, плоскостной трактовке фигур в сочетании с насыщением ткани композиции символами ирреальных понятий . Он, как и другие художники из круга "Голубой розы", нашел свой ответ на новую реальность, предлагая уход от жесткой динамики реального мира в символы идеальной безмятежности, сублимацию в идеалистические сказочные сюжеты и фантастические миры. У Сарьяна были свои средства для решения этой задачи: он оставлял за порогом своих творений тенденции намеренного обнажения ритмических и колористических стержней, неистребимую противоречивость реального мира, противопоставив ей полную бесконфликтность и упрощенную простодушность своего микрокосма.

Что до ориентализма Мартироса Сарьяна, он весьма своеобразен. Со слов первого сарьяновского рецензента Максимилиана Волошина: "Инстинкт крови, текущей в его жилах, подсказывает ему чисто восточные гаммы цветов, и, ударяя одним простым тоном о другой, он умеет вызвать впечатление разнообразия и роскоши". Иллюстрацией могут служить его ранние акварели (теперь они хранятся в Ереване), напоминающие средневековые гобелены.

ОН ШЕЛ НА ВОСТОК НЕ ЗА ЭКЗОТИКОЙ, А В ПОИСКАХ КОРНЕЙ, не случайно М. Волошин разглядел в нем "европейца в Азии и азиата в Европе" (журнал "Художественная галерея", N198). "У меня была цель – понять Восток, найти характерные его черты, чтобы еще больше обосновать свои искания в живописи", - писал Мартирос Сарьян в своих воспоминаниях.

Получив профессиональные живописные навыки в московском училище, приобщившись не к восточной, а к европейской традиции, которая шла от итальянского Возрождения, в начале творческого пути  Сарьян развивался в русле современного ему европейского (русского) искусства. Ориентализм Сарьяна проявляется прежде всего в выборе сюжетной канвы и в насыщенной декоративности  его композиций. Однако все "восточные" цитаты его живописных полотен подчинены конструктивным схемам европейского искусства, не имеющим однако аналогов в живописи ни его предшественников, ни современников.

"Сарьян только в начале своих творческих осуществлений. Но то, что он дал до сих пор, крайне важно, так как закладывает новую грань в нашем живописном отношении к Востоку и свидетельствует, что бездушный… ориентализм окончился", - писал  М. Волошин в первой большой критической статье о Сарьяне, помещенной в 1913 году в "Аполлоне", самом авторитетном художественном журнале России тех лет.

Сарьян снова и снова возвращался к нехитрому жанру букетов и находил удовольствие в том, чтобы оставаться верным и постоянным служителем этой темы – темы вечной и бесконечной, как мир и человек. Идея вечности и бессмертия духа, воплощенная в египетском искусстве, была созвучна мировоззрению Сарьяна. Маски, привезенные художником из Египта, стали в его творчестве символом вечного бытия духа.

Его букеты удивительным образом похожи друг на друга, невзирая на хронологические разрывы в их создании. Верность портрету, пейзажу, натюрморту он сохранил навсегда, будучи преданным идеям символистов-голуборозовцев, не находя отрады в изображении сиюминутности, в его злободневности и конкретности.

"Что может быть красивее цветов, украшающих жизнь человека? В горах или ущельях, в полях или даже в городе, утомленный сутолокой, проходишь мимо цветочниц и, увидев цветы, сразу же заражаешься радостным настроением. Как хороши букеты!.. Чистоту красок, прозрачность и глубину, которые мы видим в цветах, можно видеть только в оперении птиц и в плодах." (М. Сарьян.)

Надо сказать, что блистательное имя Мартироса Сарьяна принадлежит равно армянской и русской культуре. Он прошел школу мастерских Серова и Коровина. Без его работ нельзя представить выставки символистов "Голубая роза", "Золотое руно", "Мир искусства" и  коллекцию Третьяковской галереи. Отметим, что картину "Глицинии" (1910) рекомендовал галерее его учитель Серов.

Если бы историку пришлось воссоздавать атмосферу жизни того периода по изобразительному ряду работ художников  "Голубой розы", то он, несомненно, решил бы для себя,  что страна жила в основном цветоводством. Но в этой сентиментальности и декоративности, вероятно, и состоит секрет притягательности творчества русских символистов. Неудивительно, что таинственная, в чем-то неестественная романтика и символизм Серебряного века давно уже привлекают внимание  коллекционеров. На закате эпохи увлечения модернизмом всем хочется тихого, спокойного "русского импрессионизма". И есть мнение, что тоньше всего это настроение можно почувствовать именно в творчестве художников "Голубой розы" и конкретно у Мартироса Сарьяна, наследие которого поражает сегодняшнего зрителя  своеобразием и неповторимостью стиля в рамках стиля.

 

Опубликовано в Культура
Прочитано 2070 раз
Другие материалы в этой категории: « МОСТЫ - УЧАСТНИКИ СРАЖЕНИЙ НЕПОДВЛАСТНЫЕ ВРЕМЕНИ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх