научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ОТ ВАНА ДО ВЕРШИН ИСКУССТВА

Аршил Горки

"Он понимал все, что касается природы и живописи. Он обладал потрясающим зрением, сверхъестественным чувственным восприятием и невероятным чутьем. Все это было у него еще до встречи с сюрреалистами, и они сказали ему: у тебя уже есть все". Так отозвался крупнейший американский живописец Вильям де Кенинг о величайшем художнике XX века Аршиле Горки.

113 ЛЕТ ОТДЕЛЯЮТ НАС ОТ ДНЯ РОЖДЕНИЯ ЭТОГО ПОДЛИННОГО НОВАТОРА, который был из тех, кто в полной мере испытал на себе все ужасы армянской трагедии начала XX века - резню, беженство, сиротство, чужбину. Вся его жизнь, как и его искусство, были лишь долгим сопротивлением, завоеванием, терпеливым, порой мучительным, трудным, но непреклонным. Он был художником, преобразовавшим язык живописи, сказавшим веское слово и в других видах изобразительного искусства, и ему, естественно, принадлежит важное место в истории современной культуры. Энергия современного мира бурлит во многих холстах Горки, сохраняется в напряженности его последних работ, когда он переносил тяжелейшие физические и душевные муки. Нам близки по духу его чувства, мысли, судьба, которые заставили и миллионы зрителей, видевших его картины в лучших музеях Нью-Йорка, Бостона, Вашингтона, Филадельфии, Чикаго, Лос-Анджелеса, Лондона, Парижа, поклониться его душе.

За минувшие полвека наследие художника экспонировалось в американских и европейских городах. Критик М.Плейни писал по поводу состоявшейся выставки шести американских художников в Париже: "Аршил Горки - самый артистичный и самый европейский из шестерых. Оставаясь до конца верным традициям великих европейских мастеров и следуя им, он в итоге стал с ними вровень. Его искусство, бесспорно, приковывает к себе внимание".

Известный искусствовед, заслуженный деятель искусств РА Шаэн ХАЧАТРЯН не раз обращался к творчеству художника, одним из первых познакомил армянского зрителя с его искусством, выпустил о нем впервые в Армении книгу-альбом. Многие работы художника он видел в оригинале в музеях  Америки. Что и попросили мы рассказать о жизни и творчестве Аршила Горки.

- Шаэн, в каталогах всех зарубежных выставок обойдено молчанием, какую роль сыграл в творчестве художника Геноцид армян. Как отразилась на нем армянская трагедия?

Обручение- Этот признанный новатор родился на берегу озера Ван, в деревне Вари Хоргом, откуда хорошо виден Ахтамар с его знаменитым монастырем. Учился он сперва в деревенской школе, а затем в Ване. Будущему художнику было 11 лет, когда он вместе с тысячами беженцев очутился в Ереване. Здесь от голода и лишений умерла его мать. Юный Востаник работал в типографии, потом с младшей сестрой Вардуи добрался до Тифлиса, а в 1920 году они уехали в США. Сестра художника вспоминала, что, едва ступив на американскую землю, он сказал: "Только бы вернуться когда-нибудь в Ван".

Востаник Адоян испытал на себе армянскую трагедию во всех ее проявлениях: национальное унижение, ужасы резни, героическая ванская самооборона, блокада, короткая радость победы, беженство, сиротство, чужбина...

Жизнь Востаника в Новом Свете прошла в тяжелой борьбе с обстоятельствами и была безраздельно посвящена искусству. Молодому художнику советовали сменить армянскую фамилию, и жизнь сама продиктовала ему псевдоним: он знал, что означает русское слово "горький", читал и любил книги Максима Горького. Аршил же - переделанное на иной лад имя Аршак.

Неуемный исследователь искусства древнего и новейшего, в поисках своего собственного "я" Аршил Горки на протяжении двух десятков лет пробовал свои силы во всех направлениях и школах современной живописи. Делал он это в высшей степени творчески, никогда не опускаясь до пустого подражательства. Он ни минуты не сомневался, что наделен божьим даром, и не жалел сил, чтобы раскрыть его.

В период исканий Аршил Горки создал изумительную по своей красоте и эмоциональности, чуждую каким-либо "измам" картину "Художник и его мать" (1928-1933). На матовом фоне материнского лица выделяются огромные трагические армянские глаза. Образ женщины в этой живописной поэме символичен: достаточно взглянуть на цветок в руке мальчика, чтобы понять, что он олицетворяет вечную жизнь и святость памяти. Краски этого полотна, как и его формы это почва, на которой выросли шедевры художника абстрактного периода. Мне посчастливилось увидеть эту картину в нью-йоркском музее американского искусства "Уитни". Без преувеличения скажу: в экспозиции музея нет полотна, более завораживающего и магического. Стоя перед ним в окружении множества посетителей, я вспоминал "Сикстинскую мадонну". У Рафаэля мать с тревогой в глазах отдает миру сына, у Аршила Горки сын представляет тому же миру свою потерянную мать - символ потерянной Родины и ее красоты.

- Какое место занимал сюрреализм в творчестве Горки? Почему стиль, утвержденный им, получил название абстрактного экспрессионизма?

- С конца 30-х годов из-под кисти художника одна за другой выходят картины - своего рода портреты души, принесшие ему мировую славу. В чем их суть? В новаторстве стиля. Сюрреалистическое восприятие всего сущего гармонически соединилось здесь с абстрактным мышлением. Проникая сквозь видимую оболочку окружающего мира, взгляд художника как бы размывает предметы, превращает их в причудливые сочетания цветовых линий и пятен. А поскольку отличительной чертой творчества Аршила Горки, как, впрочем, и всех сюрреалистов, была высокая экспрессивность, то стиль, утвержденный им, получил название абстрактного экспрессионизма, а сам он признан родоначальником этого течения. Влияние, которое он оказал на новейшую европейскую живопись, огромно.

Зрелое творчество художника чрезвычайно сложно и отчасти загадочно. Но нам, армянам, быть может, проще, чем другим, проникнуть в его внутренний мир. Дело в том, что все без исключения его работы абстрактного периода питаются воспоминаниями детства. Их истоки надо искать на берегу Вана и в Хоргоме. И у нас есть ключ к этому таинственному миру - преисполненные поэзии редкие по искренности письма художника к сестре, написанные на очень гибком и выразительном западноармянском языке. Это своеобразный комментарий к картинам. Образы, запечатленные в письмах, - первоисточник живописных образов Аршила. В этих письмах он безоглядно раскрывает душу самому близкому ему человеку. Кстати, Вардуи тоже занималась живописью.

У Аршила Горки есть цикл из восьми картин. Поначалу он назывался "Сады в Хоргоме". Художника убедили взять для понятности имя известного черноморского курорта, и он, никогда не бывавший в Сочи, не стал спорить... "В 194 шагах от нашего дома, по дороге к роднику, у отца был маленький сад - несколько яблонь, уже переставших плодоносить. Там, на участке, всегда залитом солнцем, росло бессчетное множество дикой моркови, а ежи устроили себе нору. Там же наполовину погруженный в чернозем высился синий утес, усеянный островками мха, которые походили на упавшие с неба тучки. Надо всем этим господствовало вконец выбеленное солнцем, дождями и стужами, почти лишенное зелени исполинское дерево. То было Священное дерево. Сам я не знал, что в нем священного, но видел, как, проходя мимо, крестьяне отрывали от одежды клочки ткани и цепляли к ветвям. И они годами трепетали на ветру, словно флажки, точно памятные надписи".

- Были ли у Горки какие-либо связи с армянской живописью? Известно, что он очень любил средневековых миниатюристов Тороса Рослина и Саркиса Пицака, с которыми познакомился, разумеется, по книжным репродукциям. А знал ли он кого-нибудь из современных ему художников-армян?

- Друг Аршила Горки поэт и художник Давид Бурлюк в 1912 году напечатал в Мюнхене статью, в которой обратился к уже признанному в то время мастеру звучных красок Мартиросу Сарьяну. Тот же Бурлюк в 1933 году посвятил статью Аршилу Горки (ее перепечатал в 1988 г. московский журнал "Творчество"). Неужели, беседуя с Горки, Бурлюк ни разу не упомянул Сарьяна? У нас нет об этом сведений, однако приведем реальный случай.

В 1941 году в Нью-Йорке, чтобы поддержать Красную Армию, устроили выставку-продажу. Горки предоставил для нее не одну, а две картины. Коллекционер Арутюн Азарян дал на выставку три десятка рисунков Вано Ходжабекяна, которые, кстати, впоследствии подарил Национальной галерее Армении. При нашей с ним встрече Азарян рассказал: "Увидев на открытии выставки рисунки Ходжабекяна, Аршил Горки опустился перед ним на колени, воздал кверху руки и воскликнул: "Как они чисты, как своеобычны и как божественны!.."

Картина "Обручение-1" - новая страница древней миниатюры, дань восхищения Торосу Рослину, "Обручение-2" посвящено красотам Ахтамара. Что касается "Плуга и песни", то это, быть может, самое лиричное произведение художника, в котором угадываются очертания обожествляемого им орудия земледельцев. "Ты и вообразить себе не в силах, - писал Аршил Горки сестре, - какое обилие форм извергается из армянских плугов. Плугом, которым наши праотцы пахали веками труда и радости, испытаний творчества. Для армянина родом из Хоргома нет надгробия лучшего, чем плуг..."

- Расскажите о последних годах жизни Аршила Горки. Что привело к столь трагическому концу?

Аршил Горки- В 1946 году при пожаре в мастерской сгорели многие работы художника. Вскоре в 1948-м он перенес операцию по поводу рака. В том же году, попав в автокатастрофу, надолго лишился способности работать правой рукой. Еще через две недели от него ушла жена, забрав обеих дочерей. Не выдержав обрушившихся на него ударов судьбы, на следующий день Горки покончил с собой. Ему было 44 года.

"Мои родители, - убежденно писал художник, - горы и ущелья Армении". Черпая свой живописный язык в таящих исконный смысл жизни формах растений, цветов, крестьянской одежды и утвари, этот маг красок достиг исключительного слияния мысли и чувства. Так возник его неповторимый художественный мир, и он в равной мере принадлежит как Армении, так и Америке. В начале XX века наш народ раскололся на две части. В живописи этот раскол обрел свое чистейшее и адекватное выражение. То было преодоление катастрофы, духовный подвиг, пример которого для будущих поколений поистине неоценим.

Шаэн Хачатрян рассказал также следующее: вместе с письмами художник часто посылал в дар сестре Вардуи и ее сыну свои работы. Их более 50-ти. Перед смертью Вардуи передала картины Армянской церкви Нью-Йорка. В завещании есть очень деликатный пункт, в котором говорится, что эти работы должны быть экспонированы в музее, построенном специально для них. После смерти сестры художника и ее сына Армянская церковь Нью-Йорка временно передала эти работы в музей им. Гюльбенкяна в Лиссабоне для более надежного хранения. Потом у Католикоса Гарегина II родилась прекрасная идея - создать музей художника в Эчмиадзине. Дело в том, что еще более века назад во дворе церкви Айриком Хримяном была осуществлена постройка, которая долгие годы служила складом. По инициативе Католикоса Гарегина II и с помощью патриота из Нью-Йорка здание отреставрировано и превращено в музей, директором которого является Ш.Хачатрян. К сожалению, вместо оригиналов в музее Св. Эчмиадзина пока представлены постеры со слайдов, сделанных с оригиналов картин Аршила в США. Кстати, такого высокого качества, что непросвещенному зрителю трудно отличить их от оригиналов мастера.

 

Опубликовано в Культура
Прочитано 1458 раз
Оцените материал
(4 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх