научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ОДИНОКИЙ И ПРЕКРАСНЫЙ

Монастырь Воротнаванк

Воротнаванк (Вагадзинский монастырь) стоит на отвесном обрыве ущелья реки Воротан в окружении завораживающего горного пейзажа. Сколько поколений тут трудилось! Сколько молитв возносилось из этой обители! Сколько вдохновения дарили людям его древние стены! Участником скольких трагических событий становился Воротнаванк! А сегодня стоит он одинокий, покинутый, но, как и прежде, прекрасный.

Каждый раз, проезжая мимо, я захожу в эту тишь и уединение, где за замшелыми камнями прячутся от немногочисленных посетителей мелкие ящерицы и вараны. Здесь приходит ощущение необыкновенной духовности, вложенной в каждый фрагмент того, что осталось от этого дивного сооружения. Ощущение Божией благодати исходит от обитающей тут духовной силы. И в молчаливом одиночестве слышится укор Господа редким посетителям: "Вам самим время – жить в домах ваших украшенных, тогда как Дом сей в запустении". Невольно вспоминается великое прошлое Воротнаванка и области Воротн.

НЕПОВТОРИМА КРАСОТА ПРИРОДЫ ЭТИХ МЕСТ. Река Воротан, приютившая на своем правом берегу Большую Татевскую обитель (VII–ХVII вв.)... Вдоль берегов Воротана, в окружении величественных гор и ущелий расположились многочисленные, утопающие в зелени садов селения, среди которых особой красотой отличаюся Цакут, Дехнадзор, Аржис и в первую очередь селение Татев, на отвесном обрыве ущелья которого и находится знаменитый Татевский монастырь. Но не одна лишь красота ландшафта отличает эти места, уезд был богат залежами золота, серебра, меди... В двух километрах от Аржиса добывали свинцовый блеск (галенит, минерал класса сульфидов).

По Курданшахскому мосту из Аржиса можно легко попасть в Татевский монастырь, которому в числе многих деревень с их горами, долинами и с любовью посаженными рукой армянина садами принадлежал и Аржис. В 943 году первый венценосец Сюника Смбат I обнародовал "Решение условия " о возвращении Татевскому монастырю сопредельных деревень Аржис и Цацард. В 1091 году по воле армянского царя Сенекерима была составлена дарственная грамота, в которой правитель Сюника изъявляет желание возвратить сюникскому епископату деревни Аржис, Бердканереч и Цурагет: "Это грамота моя, царя Сенекерима, сына Севады. Поскольку Бог не злопамятен ко мне и помиловал меня во второй раз утвердиться во власти родного государства моего, разрушенного руками исмаилитян, прочитав былые грамоты о наследствах святой церкви и чудотворного престола Сюника возвратил столице Татев, и это уже в четвертый раз, заново утвердил собственноручно в качестве вотчин – деревни Аржис, Бердканеречи, и Цурагет…А если тачик станет у власти и вздумает гадость – отобрать сии деревни, да будет проклят сотворившим небо и землю Богом,…подвергнется проклятию своего пророка… Скреплено в лето армянское 540 (1091)". Вблизи Воротна находится знаменитый сад, известный под названием Джермадзор (теплое ущелье), богатое минеральными источниками. В одном из прекраснейших уголков неповторимого по красоте уезда Воротн стояла неприступная крепость Воротнаберд, которую в 1034 -1105 году удалось захватить сельджукам, а также Воротнаванкский монастырь. Монастырь утопал в садах, где возделывались и различные масличные культуры (лен, кунжут и др.), перерабатываемые в маслобойнях, руины которых сохранились на прилежащих к монастырю территориях.

Комплекс Воротнаванкского монастыря богат эпиграфическими надписями, благодаря которым восстанавливается картина прошлого, даже в тех случаях, когда во время постоянных вражеских нашествий были уничтожены рукописи с упоминанием тех или иных людей и событий. А нашествия, сопровождаемые грабежами, насилием, угоном и истреблением населения, разрушением святынь и т.д., следовали одно за другим. Степанос Орбелян с восторгом описал победоносное шествие армяно-грузинских полков под командованием Закаридов, освободивших территории "от Аррана до Нижнего Басена и от Баркушата до самого Мнжкерта", избавив страну нашу "от тяжкого ига тачиков". А в 1211 году был освобожден и уезд Воротн.

ОДНА ИЗ НАДПИСЕЙ ГЛАСИТ, ЧТО В 1315 ГОДУ "КНЯЗЬЯ ДОМА СИСАКАНА" – Буртел и Бугда, прибыв в этот монастырь, увидели "грамоту своих предков" о восстановлении разрушенного монастыря Вагудин и о пожертвовании ему в лице настоятеля Мхитара ряда деревень и земельных участков, повелели и впредь совершать установленную ранее церковную службу. В Воротнаванке именно с помощью Смбата и Тарсаича Орбелянов была восстановлена церковь Святого Степаноса, на которой сохранилась надпись:" В период властвования Смбата и брата его Тарсаича восстановилась церковь в память обо мне и родителях моих".

Писец Бардах в памятной записи называет князя Буртела "величественным из арийцев князем князей, великим комитом и краедержателем". Так о нем отзывается и известный средневековый поэт Хачатур Кечареци. Хронисты называли князя Буртела владыкой "дома Сисака", "великим спарапетом Армении и Грузии".

Буртел Орбелян после Смбата и Тарсаича Орбелянов был знаменитым армянским феодалом первой половины ХIV столетия во всей Восточной Армении и после Смбата и Тарсаича Орбелянов оставался "хранителем армянской земли". Находясь более сорока лет в окружении вражеских племен и в войнах, он смог сохранить политическую независимость Сюника и, что самое важное, создать благоприятные условия для функционирования Гладзорского университета, 750-летие которого отмечал весь армянский народ и мировая культурная общественность в 1985 году. Многие просвещенные деятели средневековой Армении называли его "Буртелом Великим " и "Долгожителем". Буртел Великий и его потомки вели активную деятельность в сферах социально-политической и культурной жизни Сюникского нагорья и за его пределами.

В одной из надписей церкви Святого Карапета Воротнаванкского монастыря сын Джалала Степанос-Тарсаич называет Воротнаванк "своим родным домом". Он постоянно оказывал материальную подержку религиозно-просветительным очагам Сюника.. В 1326 году, прибыв в Воротнаванк, он решил и важные хозяйственные вопросы. Так, для содержания монастырских гостиных дворов он определил постоянные источники доходов, которыми должен был распоряжаться настоятель братии через "инспекторов по приему гостей".

НА СТЕНАХ ЦЕРКВИ СВЯТОГО КАРАПЕТА ВОРОТНАВАНКА Степанос-Тарсаич повелел высечь грамоту: "В лето 1326 года Волею Божьей я, владыка Степанос Орбелян, сын Джалала, архиепископ дома Сисакан, прибыв в наш родной дом, в монастырь Вагадина, увидел гостиный двор, построенный отцом Саргисом для долголетия господина Буртела и детей его – Бешкена, Иванэ и в память о себе. Воля моя была участвовать в их пожертвованиях и предоставил монастырю деревни Вагадин, Хчахор, Гомер и Кюрегиван, освобождая от всех налогов, поскольку раньше им был выделен приход, и мы со своей стороны оставили для нужд пандока (гостиного двора) и взимаемую нами десятину ".

Монастыри Сюника находились в поле зрения Орбелянов из поколения в поколение. В церкви Святого Карапета монастыря Воротнаванк стоит хачкар, надпись на котором гласит: "Воздвигнут сей крест в благословение господина Буртела и детей его. В лето 1407 года". Речь идет о князе Буртеле III, погибшем с детьми по дороге в Воротнаванк в результате землетрясения.

На долю Буртела III выпала страшная участь. В 1387 году войска Тимура вошли на Сюникское нагорье, окончательно покорив его. Предварительно по пути в Сюник армия Тимура сожгла армянские поселения Карби, Бджни, Гарни, Сурмари, Кохб, ограбила и разрушила Тифлис и другие грузинские города, был угнан в плен грузинский царь Баграт, которого заставили принять мусульманство. Огромная армия Тимура 17 лет рыскала в этих краях. В Тавризе, Нахиджеване и Ване ими было убито более трех тысяч человек. Блуждая по сюникским горам и ущельям, они безжалостно и беспощадно убивали, грабили и разрушали все на своем пути. Тимуриды взяли и Воротанский замок. В это время в крепости Воротнаберд со своим отрядом укрепился князь Смбат – внук Буртела Великого, сын Иванэ. Увидев несметное количество войск, Смбат счел целесообразным сдаться. Так пала и крепость Воротнаберд – последняя стратегическая опора Орбелянов. Тимуриды лишили Смбата всех его владений. Сыновья князя Иванэ были отправлены в Самарканд, откуда вернулись после принудительного принятия ислама. Тимуриды подожгли и разрушили Татевский храм, убили священнослужителей, разграбили драгоценные церковные реликвии, захватили крепость и все имущество Ованеса Воротнеци, в результате чего великий армянский ученый был вынужден скитаться со своими учениками (студентами университета) по разным областям Армении.

В 1438 году на стене церкви Святого Карапета Воротнаванкского монастыря была сделана надпись о вардапете Шмавоне, имя которого упоминается в памятной записи Евангелия 1459 года. Вардапет Шмавон в 1471 году был главой епархии, а в работе священника Орданана в 1478 году он упоминается уже в должности "инспектора и епископа" Сюникской епархии.

ИЗ-ЗА НЕСТАБИЛЬНОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ОБСТАНОВКИ В АРМЕНИИ, постоянных набегов и преследований кочевыми ордами армянский университет, возглавляемый выдающимися учеными, был вынужден неоднократно менять место. Какое-то время в Воротнаванке вел занятия и Григор Татеваци. В книге "Вопросы Георга вардапета и ответы Григора Татеваци" в памятной записи он как очевидец описал драматическое положение народов Армении, Грузии, Ирана и сопредельных стран Востока в результате нашествия "хорезмских воинов": "…Мужчины и женщины изрублены саблями, трупы священников и мирян не хоронены, другие растерзаны в застенках…"

При нашествии тимуридов и тюркменских племен ак-коюнлу и кара-коюнлу велись беспрерывные сражения, сопровождавшиеся военными конфликтами еще и между вражескими племенами, что несло неисчислимые бедствия народам Армении, Грузии и Ирана. Об этом периоде можно сказать словами армянского историка Лео: "Увяли армянские розы и фиалки. Сладостные источники превратились в потоки крови. Армянин-изгнанник скитался на чужбине или бродил по усыпанной трупами родной земле".

История повторялась. Новые времена приносили Армении новые бедствия. Орды завоевателей сменяли друг друга, несли смерть и разрушения. Но святыни продолжают стоять и поражать красотой, совершенством, силой духа и духовностью. И, как писал прекрасный западноармянский поэт Рубен Севак, ставший жертвой Геноцида 1915 года:

"Мы – шпага и закон. Своих твердынь

 Мы не оставим в лапах пораженья.

 Мы – новые паломники святынь

 И сумерек светлейшее рожденье".

Опубликовано в Культура
Прочитано 1445 раз
Оцените материал
(2 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх