научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

КАВКАЗСКАЯ СТРАНИЦА ЯКОВА ПОЛОНСКОГО

Яков Полонский

Неприступный, горами заставленный,

Ты Кавказ, наш воинственный край.

Творчество Якова Полонского занимает особое место в истории русской поэзии. Он - один из выдающихся русских поэтов послепушкинской поры. Его творческий путь начинался в трудные сороковые годы XIX века на рубеже двух эпох, когда, по словам Некрасова, "все глухо и мертво в литературе нашей было". Полонский живо ощущал веяние времени, ту ведущую тенденцию, которая выразилась в стихах молодых поэтов, чья творческая биография начиналась в  "смутные" 40-е годы. В этот период  особое значение приобретает "натуральная школа": в творчестве Гоголя, в рассказах Тургенева, в описаниях "петербургских углов" молодого Достоевского отчетливо просматривается стремление приблизить литературу к жизни.

ЛИТЕРАТУРНЫЕ КРИТИКИ - БЕЛИНСКИЙ, ЩЕДРИН, ОТМЕЧАЯ В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ПОЛОНСКОГО "чистый элемент поэзии", не раз упрекали его в недостаточном  внимании  к злободневным социальным проблемам эпохи. Тургеневу же импонировала общественная позиция Полонского - позиция передового литератора: "Талант его (Полонского) представляет особенную, ему лишь одному свойственную смесь простодушной грации, свободной образности языка, на которой еще лежит отблеск пушкинского изящества".

Не примыкая открыто ни к какой литературной группировке, Полонский всем своим творчеством утверждал право художника на чувственное, зрительное мироощущение, на музыкальное восприятие мира, которое можно сравнить с импрессионистическим. У поэтов-лириков безотказно работает абсолютный слух на музыку речи, лирическая стихия часто выражается в завороженности поэта магией чистого звука, негромкой "музыкой души". Даже  недосказанность его лирической поэзии приобретает особое очарование. Именно об этом говорит героиня романа Достоевского  "Униженные и оскорбленные" по поводу "мучительных" стихов Полонского: "Канва одна и только намечен узор - вышивай, что хочешь...". В его поэзии  лирическое начало возникает на фоне очеркового, "натурального", реального материала, он часто обращается к разговорному языку. Бунин признавался, что, находясь в эмиграции, в Париже, и тоскуя по России, вспоминал "чудесные" стихи Полонского:

В одной знакомой улице

Я помню старый дом,

С высокой темной лестницей,

С завешенным окном...

("Затворница")

Молодой Блок, испытавший влияние "чистой лирики" Полонского, что отразилось в цикле его стихов, донес до нас эволюцию этой литературной традиции. В одной из статей о русской поэзии Блок назвал имя Полонского в числе великих учителей, которые "пролили свет на бездну века". Певучесть, музыкальность поэтики Полонского привлекла  внимание известных композиторов. Многие его напевные стихи, положенные на музыку  Чайковского, Даргомыжского, Рахманинова, Танеева, прочно вошли в антологию русского романса. Некоторые стали поистине народными.

ПЕЧАТАТЬСЯ ПОЛОНСКИЙ НАЧАЛ РАНО. ПЕРВЫЕ ЕГО ПОЭТИЧЕСКИЕ ОПЫТЫ относятся к годам обучения в рязанской гимназии, а ко времени поступления в Московский университет его склонность к поэзии  не могла вызвать сомнений. В начале 40-х его стихи появляются в "Отечественных записках", в "Москвитянине", позднее выходит его авторский сборник "Гаммы". По окончании университета ему предстояло определить дальнейший  жизненный путь. По признанию самого поэта "печатание стихов в журналах не давало ровно ничего, ни одной копейки..." Он постоянно терял и забывал свои стихи. Ему и в голову не приходила мысль о гонораре. Высшей наградой для него было самоутверждение или похвала товарищей по перу. Легко ранимый  провинциальный юноша, он стеснялся своего положения и необходимости подрабатывать репетиторством.

Трудные материальные обстоятельства вынуждают его думать о службе. По совету друзей Полонский решил отправиться на юг, в Одессу. Но ему не везло - на службу поступить не удалось, и он стал давать частные уроки. В жизни и творчестве Полонского Одесса стала связующим звеном между прошлым и настоящим, между "золотым веком" русской поэзии и переходной эпохой сороковых годов. С жадным любопытством всматривается поэт в пеструю сутолоку южного приморского города, где "все окна настежь", где жизнь городской окраины выплеснута на улицу. Художник в Полонском чрезвычайно чуток к живописности, яркости ослепительных горизонтов, одухотворенности южного пейзажа: "как сердцу моему просторно" ("Прогулка верхом").

В 1845 году одесский генерал-губернатор М.С.Воронцов получил новое назначение - он стал наместником Кавказа, и многие чиновники, пожелавшие служить в Тифлисе, отправились туда. К ним присоединился и Полонский. В Тифлисе он поступил на службу в канцелярию наместника и в редакцию журнала "Закавказский вестник". Волею судьбы Кавказу суждено было стать колыбелью многих русских поэтов. Здесь, в этой "стране поэзии", еще витают  тени Пушкина, Лермонтова, Грибоедова. Пребывание на Кавказе обострило художническое зрение Полонского, обогатило его палитру. "Тифлис для живописца есть находка", - писал он друзьям.   В картинах кавказской жизни его произведения обретают особую музыкальность и живописность. Недаром принадлежащая Полонскому поэтическая характеристика Тифлиса стала хрестоматийной:

Земли, полуднем раскаленной,

Не освежила ночи мгла.

Заснул Тифлис многобалконный;

Гора темна, луна тепла...

("Старый сазандар")

Яков ПолонскийИНТЕРЕС ПОЛОНСКОГО К КАВКАЗУ БЫЛ НЕ СЛУЧАЕН. С ДЕТСТВА В НЕМ зрело желание посетить этот вольнолюбивый край, навеянное рассказами отца, который во время Турецкой войны при Николае I служил "в Закавказье в гор. Эривань по провиантской части". Находясь под впечатлением этих рассказов, Полонский еще в студенческие годы написал стихотворение "Арарат", в котором воспел двуглавого великана, аллегорически обобщив этот образ. Для Полонского Арарат не просто горная вершина, это символ древности, непокорности и величия.

В Тифлисе Полонский поселился на Авлабаре, в армянском районе ремесленников и городской бедноты, где "каменный карниз крутого берега с нависшими домами" омывает бурливые воды неугомонной Куры, где слышно, как "всю ночь за банями поют сазандари". Поэт любил бродить по крутым тифлисским улочкам, спускаясь к Майдану, сливаясь с шумной разноязычной толпой. Он внимал музыке чужой непонятной речи, восхищался красотой восточных женщин, их изящным нарядом: "армянки и грузинки чудо как хороши", с волнением, не понимая слов, он  вслушивался в гортанный, терзающий душу плач известного тифлисского сазандара Сатара.

Именно здесь, в кварталах бедноты, знакомился Полонский с прототипами своих будущих произведений, впитывая "рой самых свежих впечатлений". Столь же восторженно отзывался поэт о восточной музыке, музыкальных инструментах, старался не упустить случая поучаствовать в народном  праздничном  гулянье, где пленительная плясунья, "сердца и взоры теша", плывет в кругу застенчивых подруг.

Благодаря дружбе с Ахвердиевым - знатоком армянской литературы и собирателем армянских песен, Полонский имел возможность ознакомиться с неизданными рукописями Саят-Новы, небольшой тетрадкой, исписанной по-армянски грузинскими буквами. "Эта тетрадка - импровизации Саят-Новы, записанные им самим с его собственноручными отметками; она шла из рода в род", - писал Полонский в своем очерке. Это был первый историко-литературный опус о великом армянском ашуге, его творчестве и трагической гибели.

Чуткий музыкальный слух помог Полонскому уловить интонационный строй песен Саят-Новы, то "высоконравственное, иногда религиозное чувство, которое резко отличает их от чувственно-сладких, знойных песен Ирана и от воинственных песен соседних горных племен". Столь же пристальное внимание уделяет русский поэт памятникам армянского церковного зодчества, которых в Тифлисе было немало. Он изучал архитектуру, историю их сооружения, оставил описание церквей, наиболее примечательных своей древностью.

В РАМКАХ СЛУЖЕБНЫХ ОБЯЗАННОСТЕЙ ПОЛОНСКОМУ КАК ПОМОЩНИКУ РЕДАКТОРА "Закавказского вестника" было поручено составление свода статистических данных, первоначально Тифлисского уезда, а затем и всего Закавказского края. Полонский с удовольствием взялся за эту  увлекательную работу, позволившую ему подробно ознакомиться с жизнью уездных городов Северного Кавказа, Грузии и Армении. Не будет преувеличением утверждать, что Полонский был одним из пионеров статистического описания некоторых городов Закавказья. В "Кратком очерке" Полонского, который может служить своеобразной картой поездок поэта по Армении, встречаются описания таких армянских городов, как Александрополь, Нахиджеван, Эривань, Эчмиадзин и др. Попутно он делает зарисовки архитектурных и исторических памятников, собирает сведения о них, записывает легенды и предания старины.

Диапазон творческого наследия Полонского "кавказского цикла" довольно широк, и армянская тема в них занимает свое достойное место. Помимо исторических и описательных картин, собственно лирические и повествовательные произведения, вдохновленные Кавказом, насыщены  местными красками. Герои его рассказов говорят не  литературным  языком, а живым, разговорным, их речь дышит художественной правдой. Немалую  роль в жизни и творчестве Полонского сыграла армянка Софья Гулчаз -  по утверждению поэта, - "самая красивая женщина в Тифлисе", с которой он познакомился и сблизился вскоре после приезда. Ей он посвятил несколько шедевров своей лирики, ее жизнь легла в основу рассказа "Тифлисские сакли".

Софья Гулчаз послужила прототипом образа имеретинской царицы Дареджан в одноименной исторической драме Полонского, действие которой происходит в XVII веке. Светлый образ Гулчаз угадывается в героинях "кавказских" рассказов как неувядаемый символ красоты и благородства. Прощаясь с Кавказом навсегда, "без надежды на мир и свидание", поэт унесет с собой воспоминания о своей возлюбленной: "дворик увешенный виноградными лозами, вспомнит и улыбку лукавую, и огонь обжигающих глаз..." Покинув Кавказ, поэт сохранит  чувство духовной свободы:

Душу, к битвам житейским готовую,

Я за снежный несу перевал...

("На пути из-за Кавказа")

 

Опубликовано в Культура
Прочитано 1588 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)
Другие материалы в этой категории: « ЭПОХА МОДЕРНА НЕРУКОТВОРНАЯ И ПРЕКРАСНАЯ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх