научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ИНОЗЕМЕЦ "АРМЕНСКОЙ" ВЕРЫ

Купец Ходжа Закар Саградов

В марте 1660 г. в Москву из Исфагани прибыл представитель джульфинской Армянской торговой компании купец Ходжа Закар Саградов и привез в дар царю Алексею Михайловичу так называемый алмазный трон - "престол золотой, украшенный алмазами, яхонтами, жемчугами, восточной бирюзой и турецкой финифтью", и многие другие "узорочные" товары.

В ПОСОЛЬСКОМ ПРИКАЗЕ, ВЕДАВШЕМ ВНЕШНИМИ СНОШЕНИЯМИ МОСКОВСКОГО ГОСУДАРСТВА, Саградова подробно расспрашивали помимо дел чисто коммерческого свойства о возможности приглашения в Россию из "Шаховой области" искусных мастеров-золотописцев и алмазников для обучения способных к ремеслу учеников. Кроме того, государь соизволил затребовать мастера, "дарование которого превосходит всех" - автора гравированной на медном листе вечери страстного четверга (Тайна вечерь). Так в Москву из Джульфы был отправлен мастер, "обладающий хорошим даром и ремеслом" по имени Таниверан, что на христианском речении значит Богдан, и вскоре выходит царский указ о назначении "иноземца арменской веры" Богдана Салтанова живописцем Оружейной палаты "для обучения своему мастерству из русских людей учеников впредь для его государевых дел".

Салтанов по приезде в Москву был уже мастером, прошедшим выучку прославленной джульфинской школы миниатюристов. Художники этой школы, одного из очагов армянской культуры, сохранив традиции народного творчества и специфику своего национального искусства, создали своеобразный декоративный стиль, для которого характерна звучная яркая красочность и обилие орнамента.

В Москве Салтанов оказывается в особенно благоприятный для расцвета искусства период. В отличие от установленного порядка приема на русскую службу иноземных художников, Салтанов не проходит обязательного испытания по мастерству. Его представляют царю, и непосредственно от Алексея Михайловича художник получает первый заказ. Ему была предоставлена кормовая дача и право жить на Посольском дворе, где останавливались только дипломатические представители и знатные купцы. Армянский художник был не единственным иноземцем в Оружейной палате. Бок о бок с ним работали голландские, немецкие, польские, греческие мастера, среди его учеников были арабы. И каждый из них обогащал практику Оружейной палаты творческим опытом. В середине XVII в. Оружейная палата после присоединения к ней иконописной, становится основным художественным центром страны и приобретает исключительное значение как государственная художественная школа, своеобразная древнерусская академия художеств. Во главе оружейной палаты был поставлен просвещенный ценитель искусства боярин Б.М.Хитрово, ближайший царедворец Алексея Михайловича.

Живопись 17 векаXVII ВЕК ПО ПРАВУ МОЖЕТ СЧИТАТЬСЯ ВРЕМЕНЕМ ЗАРОЖДЕНИЯ РУССКОЙ СВЕТСКОЙ ЖИВОПИСИ. Женитьба Алексея Михайловича на Наталье Нарышкиной и влияние при дворе ее окружения послужили поводом для открытого проявления новых форм и накапливающихся тенденций в развитии русского дизайна. Во многих европейских странах этот период знаменателен процессом преодоления национальной и религиозной средневековой замкнутости, который проявил себя наиболее отчетливо в формирующемся стиле барокко. Для этого стиля характерны грандиозность, пышность и динамика, пристрастие к эффектным зрелищам и декоративности.

В России развитие искусства барокко, отразившее рост и укрепление абсолютной монархии, было свободно от мистицизма и обладало рядом особенностей, чувством гордости за успехи государства. Его новые формы диктовались социальными сдвигами в русском обществе, и в этом многостороннем и сложном процессе Салтанову предстояло сыграть более чем значительную роль. Салтанов получает возможность применить свои познания дизайнера в новостроящихся палатах молодой царицы, где он выступал одновременно и художником, и руководителем художественных работ. Определяющей для нового стиля становится проблема овеществления пространства, т.е. создание целого ансамбля парадного или жилого интерьера. Именно эта особенность характеризует Салтанова как мастера прикладного искусства. Если до этого времени деятельность Салтанова в Москве носила ремесленный характер, то теперь он оказался одним из основоположников собственно московского стиля в оформлении интерьера, а также в общеевропейских формах мебели, где инкрустация, прорези заменялись живописной росписью. Тривиальными стали наименования - "московский особняк" или "нарышкинский особняк".

В конце XII в. былая централизация художественных работ, осуществляемая Оружейной палатой, начинает нарушаться. Вместо царского двора, монастырей и церквей потребителем художественных работ становится государство. Оружейной палатой утверждается роль не исполнительного, а административного центра. Государственное значение приобретает организованная и руководимая Салтановым на протяжении всех лет его московской жизни живописная школа. Занятия ведутся в специальных помещениях, причем характерно, что все эти рабочие и учебные "живописные" избы были построены на дворе Салтанова и представляли своеобразный художнический городок в устье реки Яузы. Салтанов неизменно оставался единственным учителем, через руки которого проходили все ученики Оружейной палаты. Выученики салтановской школы в состоянии были выполнять весь тот круг разнообразных работ, которые появляются к концу XVII в. Они были мастерами широкого диапазона. Поддерживая искусство на очень высоком профессиональном уровне, они выполняли стенные росписи, иконы, миниатюры и царские портреты, писали знамена и плафоны, расписывали пасхальные яйца, покрывали узорами царские шатры, оформляли церковные и светские праздники.

ЖивописьС УСИЛЕНИЕМ РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА РАСШИРЯЕТСЯ КОНТИНГЕНТ ЗАКАЗЧИКОВ. Наряду с царским двором, духовенством и боярами потребителями художественных работ становятся купцы и посадские люди. Искусство демократизируется, становится более понятным и доступным, приближается к народному мироощущению, развивается новый жанр - портрет ("парсуна"). Реальный мир все настойчивее проникает и в религиозную живопись.

Сохранившиеся фресковые циклы примечательны прежде всего расширением круга тем. Помимо традиционных библейских и евангельских сцен все чаще встречаются бытовые мотивы, иллюстрации различных притч. Появились первые в истории русского искусства специальные трактаты о живописи, в которых ведущие иконописцы ставят задачу жизненного правдоподобия иконных изображений. Мастера прибегают к непосредственным жизненным наблюдениям, более свободно располагают фигуры, вводят в композиции различные предметы обихода, интерьер, где действуют персонажи. Важнейшее впечатление, которое оставляют настенные росписи конца XVII в., - это впечатление движения, внутренней энергии, подлинная стихия декоративности. Порой декоративность кажется чрезмерной, но именно в ней получили развитие традиции народного творчества, его оптимизм и глубоко жизненная основа.

Появление сюжетных композиций, так называемых "живописных листов", в которых нашли отражение и древние космологические представления, и факты средневековой истории, и батальная тематика, предварило создание первых агитационно-массовых зрелищ - "триумфов". Одна из последних работ Салтанова связана с военными походами молодого царя Петра I, победой русских войск над турками при штурме крепости Азов в июле 1696 года. Эту блистательную победу Петр решил обставить торжеством "для возбуждения любви к военной славе в россиянах" и для того, чтобы "поселить в сердца народа своего любовь к славе и трудам", отметить "торжественным вшествием в столицу по образцу древних римских триумфаторов".

Торжественное шествие русских войск через народные, богато разукрашенные картинами, коврами и расшитыми шелковыми тканями Триумфальные ворота (при въезде из Замоскворечья на Каменный мост) было зрелищем для того времени "невиданным и неслыханным". Батальная живопись делала свои первые шаги, и это было первое знакомство широкого зрителя с искусством живописи, к тому же в "учительной" его роли, которую хотели сообщить ему Петр и его окружение. Воспитанники салтановской школы вместе с учителем и под его руководством участвуют в создании первых агитационно-массовых зрелищ, в оформлении быта обновленной, реорганизованной петровской армии, в строительстве и издательском деле. Последний период жизни Салтанова отмечен активным сотрудничеством с архитекторами, участием в строительстве одного из интереснейших московских сооружений - Арсенала московского Кремля.

В АСПЕКТЕ РАССМОТРЕНИЯ АРМЯНО-РУССКИХ КУЛЬТУРНЫХ СВЯЗЕЙ художественная деятельность Богдана Салтанова и его школы дает богатейший материал. Творчество Салтанова стало неотъемлемой частью русской художественной культуры. В его творчестве органически сочетаются все формы изобразительного искусства, связанные с утверждением нового человека и атмосферы его жизни - от портрета, станковых сюжетных картин, стенных росписей до оформления живых интерьеров, образцов мебели, обоев, предметов обихода, тканей и, наконец, разработки русского варианта общеевропейского стиля в конце XVII века в прикладном искусстве и дизайне. Живопись мыслится Салтановым в совокупности с другими видами изобразительного искусства, которые должны были не только оформлять новый уклад жизни, но и непосредственно воздействовать на человека в плане воспитания нового мировоззрения, нового понимания окружающей действительности. Участвуя в решении задач, стоявших перед русским искусством, Салтанов вносит в это решение специфику своей национальной культуры, свой живописный дар, развившийся до переезда в Россию свободно, без государственного надзора, жизнелюбивый и реалистичный, близкий по непосредственности восприятия и изобразительности к народному творчеству.

Опубликовано в Культура
Прочитано 937 раз
Оцените материал
(4 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх