научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ФАЮМСКИЙ ПОРТРЕТ

Фаюмский портрет

Фаюмские портреты - единственные известные нам образцы древней станковой портретной живописи. Они написаны в технике энкаустики (восковыми красками) или темперой (яичными красками) на тонких деревянных дощечках или на холсте.

ВОСЬМИДЕСЯТЫЕ ГОДЫ XIX СТОЛЕТИЯ ОТМЕЧЕНЫ повышенным интересом к античной живописи и к станковой в частности, после того как достоянием науки стало значительное количество памятников римской стенописи. Очень большое значение имела находка в 1887 г. в Среднем Египте в Фаюмском оазисе (около современного селения ар-Рубайят) гробниц, разграбленных, вероятно, еще в VI-VII вв. н.э. На мумиях этих погребений, обнаруженных в районе городища древней Филадельфии, оказались вместо обычных пластически выполненных масок живописные портреты, в значительном количестве исполненные в чисто эллинистической традиции. Эти портреты получили впоследствии по месту находки название "фаюмские портреты". Интерес и внимание к фаюмским портретам усиливались и тем, что они были выполнены в технике энкаустики, то есть в той технике, которая, по свидетельству древних авторов, была основной в греко-римской станковой живописи. Кроме Фаюма такие же памятники обнаружены в захоронениях Мемфиса, Фив и других древних поселений. Они заполонили антикварный рынок и переходили из рук в руки, пока с ними не ознакомился известный египтолог и писатель Георг Эберс, сразу же оценивший их историческую и художественную значимость. После организации ряда выставок в различных городах Европы и выхода в свет нескольких публикаций портреты стали приобретаться музеями Лондона, Дрездена, Парижа, Москвы, Петербурга и т.д.

Стилистический анализ памятников требует изучения той исторической среды, которая предшествовала их появлению, и достижений изобразительного искусства данного периода. Фаюмский портрет - явление очень значительное не только в развитии древневосточной и античной художественной культуры, но и в развитии всего мирового искусства. По существу фаюмские портреты являются самыми ранними образцами станкового портрета в мировой истории живописи. Но этим ни в коей мере не исчерпывается их историческая роль. Не менее важно и то, что фаюмские портреты в известной степени возмещают исчезнувшие образцы древнегреческой живописи. После завоевания Египта сначала Грецией (в IV в. до н.э.), а затем Римом (в 30 г. до н.э.) Египет включается в круг эллинистического Востока. Реализм ранних фаюмских портретов свидетельствует об их близости к греко-римскому искусству. Однако отождествлять их с живописью греков и римлян не стоит. Колонизаторы восприняли многие черты древней египетской культуры, включая и культ мертвых со всеми его обрядами и непременным бальзамированием тел умерших.

Фаюмский портретЕГИПТЯНЕ С ДРЕВНИХ ВРЕМЕН ПОКРЫВАЛИ ЛИЦО ЗАБИНТОВАННОЙ МУМИИ МАСКОЙ, иногда позолоченной. Например, неповторима по красоте золотая маска фараона Тутанхамона периода Нового царства (середина XIV в. до н.э.). Маски подобного типа, имеющие ритуальное значение, сохранялись на всем протяжении I тысячелетия вплоть до эллинистического периода. Выполненные из картонажа, они покрывались густой позолотой и необыкновенно яркой росписью, в которой большое место занимал традиционный египетский орнамент. Маски эти были непортретны, вернее, в них передавался условный тип портрета с едва уловимой улыбкой на лице, который утвердился в Саисскую эпоху (VII в. до н.э.) и отсюда перешел в искусство эллинизма. Прямыми потомками этих позолоченных изысканных масок явились скульптурно выполненные, расписные маски I-II вв. н.э. Делались они из картонажа или глины, смешанной с песком, затем покрывались слоем гипса под грунт и раскрашивались.

Известные маски подобного типа, несомненно, свидетельствуют о связи с римским портретным искусством и в какой-то мере являются переходными от древнеегипетских к живописному станковому портрету, хотя портретность и здесь еще оставалась в достаточной мере условной, типологической. Эти маски, представляющие собой оригинальный сплав древнеегипетских и римских традиций, сосуществовали с фаюмским портретом, поскольку датируются I-III вв. н.э. Введение новой художественной техники всегда связано с новым осмыслением жизненных явлений. Фаюмскому портрету предшествовало многовековое развитие древнеегипетского скульптурного портрета, связанного с религиозно-магическими представлениями о "ка", т.е. о жизненной силе покойника, живущей в его статуе и требовавшей портретного сходства. Хотя фаюмский портрет продолжал оставаться ритуальным, тем не менее он оказался новым художественным явлением, отличным от предшествующих масок и скульптурных портретов. Эллинистическая культура гуманистически истолковывала образ человека, а потому и претворяла его в искусстве жизненно правдиво. Древнеегипетский скульптурный портрет хотя и был по-своему реалистичен, но не выходил из круга известной канонизации и в нем превалировала эпохальная типология (портрет-характер). Мастера же фаюмского портрета стремились достичь индивидуального сходства, не порывая в то же время с ритуальным назначением портрета и не превращая его в индивидуально-психологический портрет, характерный для искусства нового времени.

Фаюмские портретисты с необыкновенной выразительностью передавали этнический тип лица и оставили нам целую картинную галерею портретов разных народностей, населявших районы Нижнего Египта в эпоху Птолемеев (305-306 гг. до н.э.) и периода Римской империи. Элементы греческой культуры были очень сильны в Египте. При Птолемеях греки представляли верхушку общества, им был открыт доступ к высшим административным должностям. Эллинистическая культура пышно расцвела не только в столице Александрии, но и в районе Фаюма, где на базе древних поселений росли античные города. В I в. до н.э., когда Египет превратился в провинцию Римской империи, в Фаюме появились римские колонизаторы, но греческие колонии продолжали существовать. Это обстоятельство представляется очень существенным, оно дает ключ к объединению и раскрытию самой сущности - специфики фаюмского портрета.

В СВОЕЙ ОСНОВЕ ФАЮМСКИЙ ПОРТРЕТ ЭЛЛИНИСТИЧЕН, хотя и относится ко временам Римской империи. На первоначальную греко-египетскую основу лег слой римской художественной культуры с ее жестко реалистическим пониманием портретного изображения: вспомним монетные изображения цезарей и широко известный римский скульптурный портрет. Роль римского искусства в формировании фаюмского портрета ограничивается больше элементами иконографии, нежели созданием стиля и художественного образа. Римский скульптурный портрет суше, точнее, протокольнее. Следует обратить также внимание на отличие фаюмских портретов от живописных портретов из Помпей. В фаюмских портретах отмечено своеобразие колористического строя, а именно эллинистически сочная лепка формы, особенно в ранних портретах, где густо положенные мазки образуют разноцветный узор играющих оттенков. Это несомненный отзвук живописи великих мастеров эллинистической эпохи. Фактурность письма и долговечность красочного слоя сохраняются в силу технических особенностей энкаустики.Фаюмский портрет

Своеобразный реализм фаюмских портретов всегда сочетался с декоративностью, унаследованной от древнеегипетского искусства. Как и во всяком большом явлении искусства в фаюмских портретах мы встречаемся как с поразительными мастерами цвета, так и с графиками, которых больше увлекала красота линий. Это увлечение красотой линии наработано египетскими мастерами веками, оно нашло свое яркое выражение и в пластике малых форм.

По материалу, на котором восполнены портреты, они разделяются на три группы. Первую, наиболее многочисленную, составляют портреты, написанные на дощечках, вставлявшихся в мумию в заранее заготовленное место, так что из бинтов была видна только голова изображенного на портрете человека. Эти портреты относятся к I-III вв., ко времени, когда множество явлений различных культур, до того развивающихся самостоятельно, слились воедино. Особенно наглядны в этом смысле погребальные пелены-саваны.

В собрании Государственного музея изобразительных искусств (Москва) лучшей является пелена с портретом мужчины, иллюстрирующая ритуал погребального обряда египтян. На ней изображено, как, согласно принятой в Египте иконографии, древнеегипетский бог бальзамирования и проводник в загробное царство Анубис представляет душу умершего на суд Осириса. Душа на этом изображении имеет тот вид, который имел человек при жизни. Рядом стоит мумия этого самого человека с маской на лице. Вся сцена выдержана в египетском плоскостно-декоративном стиле. Исключение составляет фигура в центре: умерший человек был, по-видимому, римлянином; соответственно и фигура, олицетворяющая его душу, написана по канонам искусства, близкого к греко-римскому стилю. Особенно интересно в этом изображении лицо, написанное на отдельном куске холста рукой опытного мастера и нашитое на пелену. Много реже встречаются портреты, написанные на загрунтованном левкасом холсте. Наконец мы встречаемся с расписными погребальными пеленами, сплошь расписанными клеевыми красками.

Различаются портреты и по технике живописи. Портреты, написанные в чисто энкаустической технике или же с преобладанием восковых красок, отличаются блестящей фактурой густо наложенных мазков. Художник применял металлический инструмент для наложения разогретой массы восковой краски и также употреблял кисти. Применение этой техники густо положенными мазками создавало впечатление лепки. Часто после окончания работы над портретом краски оплавляли, т.е. на некотором расстоянии перед портретом держали жаровню с горячими углями, и краски, разогреваясь, превращались в единую массу. Портреты, выполненные в этой технике, отличаются гладкой, глянцевой, словно лакированной поверхностью и звучной, чистой тональностью полупрозрачных восковых красок. Свежесть цвета сохраняется по сей день. Более поздние портреты III-IV вв. написаны предпочтительно яичной темперой или в сочетании с энкаустикой отличаются матовой поверхностью, мягкой и деликатной манерой письма и очень тонким колоритом.

Некоторые фаюмские портреты, не предназначавшиеся для мумий, развешивались по римскому обычаю в атриуме (одно из парадных помещений римского дома). Тем самым эти памятники, хотя и имевшие ритуальное назначение, приобретали качество портретной станковой живописи. Каждый из портретов, сделанных истинным художником, запоминается, т.к. несет в себе единичное неповторимое своеобразие художественного образа. Таково основное свойство лучших фаюмских портретов, утвердивших новое начало в истории мировой портретной живописи.

 

Опубликовано в Культура
Прочитано 129 раз
Оцените материал
(1 Голосовать)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх