научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

Евгения САРЕ: ИСТИНА СКВОЗЬ ПРИЗМУ АБСУРДА

Евгения Саре

"Ничего не строится на камне, все на песке, но долг человеческий строить, как если бы камнем был песок". 

Х.Л.Борхес

Современная культура на примере создания, воспроизводства и тиражирования изображений демонстрирует неопровержимость тесной связи процесса становления и развития языка коммуникаций с новыми технологиями. Телевизор, видео и компьютер плавно вошли в повседневность. Новые цифровые технологии открыли недостижимые ранее возможности создания образов захватывающей интенсивности и убедительности.

Творческие личности реагируют каждая по-своему на нововведения. Однако общим для всех стало стремление к визуальности. С середины ХХ в. визуальный переворот со всей очевидностью коснулся самой природы восприятия. На смену линейного способа мышления пришло глобальное восприятие. Мир вступил в эру цивилизации, строго ориентированной на зрительный образ.

ЗАМЕЧЕНО, ЧТО ПЕРИОДЫ ПАРАДИГМАЛЬНЫХ СЛОМОВ КАК ПРОЯВЛЕНИЙ кризисных ситуаций, отмечаются актуализацией абсурда и гротеска как типа художественной образности в разных видах искусства. Еще в 10-е гг. ХХ в. в Германии родилась идея назвать век "эпохой гротеска". В истории нередко возникали периоды, когда "рвалась связь времен". Склонность, даже пристрастие к гротеску - признак, характерный для эпох духовного напряжения и кризиса. Предельной фазой развития нигилистской иронии элитарного сознания становится искусство абсурда, когда все реалии ставятся под сомнение и теряет значение приватная мифология.

Однако понятие абсурда отличается многозначностью, и в современной абсурдистике нет единого мнения относительно природы данного феномена. Привлечем в этой связи к рассмотрению образцы творчества нашей современницы - художницы Евгении Саре (Саркисян) , живущей и работающей с 1991 г. в Париже. Творческий потенциал художницы сформировался на базе академического образования, полученного в Армянском государственном художественно-театральном институте по специальности "театральный художник", а также опыта применения своих возможностей в разных сферах искусства, в том числе в станковой графике, скульптуре, сценографии театра и кино. В 1987-1991 гг. - главный сценограф Национального молодежного театра Армении (Ереван), а в 1982-1987 гг. - сценограф Русского драматического театра Армении им. Станиславского (Ереван).

Природное дарование, генетическая память предков, незаурядные познания из области теории и истории изобразительного искусства, высокий уровень интеллекта, рафинированный художественный вкус, тонкие душевные вибрации в сочетании с несомненным влиянием современности, круга общения, особенностями и своеобразием среды обитания легли в основу формирования и роста ее творческого кредо.

Понимание и поддержка коллег и единомышленников, равно как и успех первых экспозиций у публики, стимулировали желание погружения в творческие поиски и эксперименты. Сначала групповые, а затем и персональные выставки (1992–1994 - Галерея Les Cent (Париж, Франция); 1995 - Центральный дом художника (Москва, Россия); 1996–1998 - Conservatoire XVI Francis Poulenc (Париж); 1999 - Centre diamantaire Lorenzi (Париж); 2000 - Галерея GRAF (Хайдельберг, Германия); 2003 - Галерея Carmen Cassй18 (Париж); 2004 - Fondation Taylor (Париж); 2004 - Cultural Arts Center и Artistically Bent (Коламбус, США); 2004 - Галерея OPUS (Кливленд, США); 2005 - Галерея Thuiller (Париж); 2006 - Галерея Mouvances (Париж); 2006 - Галерея MUSE (Коламбус); 2008 - Галерея POMEGRANATE (Нью-Йорк, США); 2013 - Галерея Edition (Люксембург, Люксембург) и многие другие определили для Евгении Саре высокий международный статус и поставили ее в один ряд с известными мастерами нашего времени.

Картина Евгении СареПЕРЕЕЗД ХУДОЖНИЦЫ В ПАРИЖ, СМЕНА ОКРУЖЕНИЯ, НОВЫЕ УСЛОВИЯ ЖИЗНИ естественным образом стимулировали поиски новых решений по всем вопросам интеграции и в первую очередь по вопросу выбора направления ее творческого самовыражения. Евгения взяла творческий псевдоним Саре и окунулась в визуализацию образов, которые стали возникать в ее воображении.

Работы художницы, начиная с этого периода, можно рассматривать как живописный гротеск. Отдавая долг современным эстетическим веяниям и тенденциям заострения внимания на максимальной выразительности зрительного образа, мастер воплощает в ткани композиций своих полотен идеи общечеловеческого масштаба с их основным постулатом поиска истины и выявления границы между добром и злом.

Евгения Саре добивается возможности донести до потенциального зрителя свои идеи, призвав на помощь художественную гиперболу портретов, утрированных в пропорциях тел персонажей, привлекательных своей непосредственностью и открытостью помыслов. Изысканная утонченность костюмов и аксессуаров делают композиции узнаваемыми и предельно документальными по своей сути. Особый и важный аспект подачи материала заключается также в своеобразии ландшафтных задников или фонов с архитектурным стаффажем, лаконичных до предела в своих деталях, но максимально выразительных в контексте основной идеи. Колористическая гамма, объединяющая всякий раз по-новому ее композиции, наполняет их энергетикой живого пространства с тонкими вибрациями воздуха.

Евгения Саре, по существу, примкнула к одному из современных средств репрезентации абсурда и гротеска в традиционных видах искусства в условиях современной визуальной культуры. Она виртуозно использует выбранный ею вид художественной образности, комически или трагикомически обобщающий и заостряющий жизненные отношения посредством причудливого и контрастного сочетания реального и фантастического, правдоподобия, шаржа или карикатуры.

Гротеск как явление возник на основе архаических мифов. Пантеистические воззрения на нерасторжимость всего сущего во Вселенной порождали образные представления о неких силах, воплощенных в фантастических композитных образах (Ехидна, Химера, Сфинкс, сирены, гарпии, кентавр и др.). Такое совмещение разнородных признаков в этих воплощениях получило название "миксантропии". Оно проявляется в древних мифах разных народов. Мифологический гротеск проявился в разных видах искусства, и каждая эпоха привносила в них новые смыслы и акценты. Христианский гротеск как отражение сложности мира, единства и борьбы в нем разных сил – зла и добра, телесного и духовного, реального и потустороннего был широко распространен в культуре средневековой Европы. Он был наделен сакральным значением, воплощенным в устойчивых символах.

Картина Евгении СареСАМ ТЕРМИН "ГРОТЕСК" ПОЯВИЛСЯ ГОРАЗДО ПОЗЖЕ – В КОНЦЕ ХV в., когда Рафаэль и его ученики при раскопках дворца Нерона в Риме обнаружили античные росписи, орнаменты, названные по-итальянски la grottesco (от слова grotto – грот, пещера, расположенная в горе). Уже в "Лоджиях Рафаэля" в Ватикане были совмещены принципы античного и христианского гротеска.

 Такие памятники, как "Божественная комедия" Данте, "Гаргантюа и Пантагрюэль" Ф. Рабле, "Дон Кихот" М. Сервантеса де Сааведра, "Путешествия Гулливера" Дж. Свифта, "Жизнь и мысли Тристрама Шенди, джентльмена" Л. Стерна и др. демонстрируют человечеству, что гротескные формы в художественной литературе уже с древних времен были не просто плодом творческой фантазии, а отражали понимание писателем мира в целом, ибо гротеск способен обнаружить как глубинную сущность явлений реальной действительности, так и процессы, происходящие в человеческой психике, подсознании.

С приходом ХХ в. гротеск с его неиссякаемыми контрастными и противоречивыми образами не мог остаться в стороне от культурных событий на грани веков. Модернизм с присущим ему неустанным поиском и утверждением новых нетрадиционных начал снова возрождает гротеск и делает его отдельной формой искусства, эпохой в искусстве, которая подарила своим поклонникам и истории искусств и видоизмененное карнавальное действие, и невиданные доселе иллюзорные произведения.

Гротеск в искусстве модернизма несколько видоизменился и стал нести зрителю заряд абсурдности самой жизни и бесконечные противоречия. Гротеск широко использовали в своем творчестве художники-экспрессионисты и сюрреалисты, такие, как Эжен Ионеско, Самуэль Беккет, Сальвадор Дали и многие др. Идеями этого метода пронизано все творчество таких мастеров, как Кафка, Булгаков, Шагал, Пикассо. Театральное и киноискусство также обращается к гротеску - творчество Ярослава Гашека, Чарли Чаплина, Бертольда Брехта.

Сегодня в изобразительном искусстве приметами стиля гротеск можно считать смешение элементов поп-арта, фигуративного искусства и экспрессионизма, сюрреализма, комикса и рекламы, цитирование и самоцитирование, манипуляция фрагментами разной жанровой принадлежности и др. Среди них выделяется цитатность. Как прием художественной выразительности она позволяет обогатить образную структуру произведения, делает ее полифоничной, открытой для более сложного и многомерного восприятия и осмысления современным зрителем.Картина Евгении Саре

АБСУРД И ГРОТЕСК ОБОГАТИЛИСЬ СЕГОДНЯ ПРОФАННЫМ ЯЗЫКОМ НАТУРАЛИЗМА и в сочетании со зрелищным иллюзионизмом новых технологий. Как способ осмысления действительности эта категория стала практически реализмом нового времени.

Если принять гротеск как принцип художественной типизации, основанный на соединении разнородных элементов в единое целое или разложении таковых, что приводит к образованию новых эстетических структур, выявляющих глубинную сущность явлений, то гротеск современности зачастую - это явная подмена понятий добра и зла.

В заключение краткого экскурса в творческую лабораторию Евгении Саре на фоне общих размышлений по поводу места абсурда и гротеска в современной культурной жизни хотелось бы отметить, что стиль, выбранный художницей для визуализации своих размышлений о мире, гармонии и дисгармонии человеческих отношений, ожидания исполнения мечты, восхищений и разочарований оправдан и созвучен времени, в котором мы живем. Однако воплощения и визуализации талантливой художницы, преломленные сквозь призму доброжелательности, легкой иронии, сочувствия и любви к своим персонажам наполняют зрителя теплом человеческого обаяния и верой в незыблемость надежды.

Путь к себе и пониманию сложности жизни иногда проходит сквозь призму изысканного гротеска Евгении Саре. Вспоминаются стихи В.Оленберга:

".... пойдем художника обидим

тогда в порыве гнева он

нам нарисует всяких тварей

и мы узнаем в них себя..."

 

Опубликовано в Культура
Прочитано 1551 раз
Оцените материал
(14 голосов)
Другие материалы в этой категории: « ОТРАЖАЯСЬ В ЗЕРКАЛАХ ПЕЧАЛЬНОЕ ОЧАРОВАНИЕ ЯПОНИИ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх