научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ЭПОХА МОДЕРНА

Эпоха модерна

Дух времени - вещь столь же неуловимая, сколь и загадочная. В чем он выражается, по каким законам происходят его изменения? Он в случайно услышанном на улице слове, в манере одеваться, в декретах властей, в характере празднеств и будничных происшествий. Зачастую он проявляется в мелочах. Но мелочи эти важны, поскольку служат проекцией главного на повседневность, они - проявления сути эпохи.

В последнее десятилетие XIX в. европейская пресса все чаще пишет о появлении нового стиля в искусстве. Одних тревожит денационализация искусства, другие приветствуют появление нового стиля, не подражающего ни одному из исторических стилей, его иронически называют "яхтенный" стиль. В России утвердился официальный термин - "стиль модерн", в наибольшей степени проявившийся в архитектуре, прикладном и декоративном искусстве, в графике.

ЗАРОЖДЕНИЕ НОВОЙ ЭСТЕТИКИ ОТНОСЯТ К СЕРЕДИНЕ XIX в., когда европейское творческое сообщество начинает осознавать, что искусство утратило связь с традицией и возродить его может только возвращение к природе. В Англии это выразилось в идеологии прерафаэлитской школы живописи, в единении сложных страстей XIX в. с наивным миросозерцанием ранних итальянских художников, работавших в Сиене в XIII-XV вв., так называемых примитивов. Прерафаэлитское движение в Англии, выступив с неоромантическим протестом против буржуазной культуры, противопоставило холодному академизму, корни которого оно усматривало в искусстве высокого Возрождения, "священный огонь" и "живую веру" художников сиенской школы, умеющих создать в своих произведениях атмосферу волшебной сказки.

Молодых английских художников объединяет любовь к средневековью, и не только к дорафаэлевскому искусству, но и к быту, и укладу средних веков. В мрачной, прокопченной дымом фабрик, викторианской Англии мысль о создании братства прерафаэлитов становится сказочным озарением. Душой и вдохновителем братства становится Д.Г.Россетти, даровитый поэт и художник. Отдав дань медиевизму, проповедующему этический принцип единства Красоты и Добра, Россетти скоро перешел к более широкому обобщению. Сюжеты его картин символичны и литературны.

Поэтика символизма обусловила интерес к символике линии, цвета, интерес к миру тайны, сна, легенды, к темам мировой скорби, смерти. От ранних работ ("Детство Марии Девы", "Встреча Данте с Беатриче", "Ангел" с цветком лилии в руках, подсказанных религиозно-мистическим вдохновением и чувственным отношением к красоте) молодой Россетти стал постепенно переходить к романтическим сюжетам, богатство которых ему открылось в произведениях английских романтиков. Вслед за Кольриджем и Китсом Россетти, страстно ищущий прекрасное, уходит от уродливой прозаической действительности, где природа обезображена городской культурой, а человеческие взаимоотношения - меркантилизмом, в мир поэтического вдохновения и фантазии. Россетти обращается к творчеству Данте, он пленен образом Беатриче, к которому возвращается вновь и вновь.

МодернНаиболее известна его знаменитая картина "Беатриче блаженная", где она изображена в состоянии предсмертного транса. К ней летит птица с цветком мака в клюве. Мак - эмблема смерти. В туманной дали видны фигуры Данте и Любви, наблюдающие за ней. Фоном для его живописных работ с их неизменно женскими персонажами (Россетти влюблен в женскую красоту!) обычно служит условно выписанный растительный орнамент, в котором преобладает знаменитая "линия Россетти" - изысканная линия длинных стеблей лилии и распущенных женских волос. Эта линия, идущая от Боттичелли и сиенцев треченто, стилизованная прерафаэлитами, позднее станет излюбленным мотивом, украшающим фасады многих зданий больших городов Европы, а в чертах молодой женщины с длинными распущенными волосами на фронтоне домов угадывается сходство с Беатриче.

ПОЗДНЕЕ РОССЕТТИ ПЕРЕСТАЛ ПИСАТЬ МАЛЕНЬКИЕ КАРТИНЫ романтического содержания, проникнутые литературным чувством, и обратился к большим полотнам, не изменив, однако, культу красоты и мистицизма. Одной из лучших картин этого периода можно назвать "Леди Лилит" - своеобразное понимание образа первой женщины Адама, о которой повествует старинная легенда Талмуда. Вопреки легенде в Лилит нет ничего сатанинского: молодая прекрасная женщина глядит на свое отражение в зеркале. Вслед за ней появляется картина "Возлюбленная". Работая над ней, Россетти говорил: "Я хочу, чтобы эта картина походила на драгоценные камни". Как тут не вспомнить Врубеля с его девизом "Декоративно все, и только декоративно!", словно окутывающего своего "Демона" в драгоценное оперение.

Те же причины, которые придали реализму совершенно новый оттенок - развитие индивидуализма и преобладание мистического начала в английской, да и вообще в европейской культуре, - продлили и в России возрождение декоративного искусства. Русские художники тоже стремились к украшению самой жизни, задались целью вложить в свою душу и личность ту самую "Аполлонову искру" не только в свое творчество, но и в жизнь, во все окружающее. В сущности, так называемая художественная промышленность и чистое искусство - дети-близнецы одной матери, Красоты. Русское искусство конца XIX - начала XX вв. развивалось стремительно и поражало обилием талантов. Появляется множество группировок, порожденных модернизмом.

Неудовлетворенность буржуазно-мещанской действительностью, характерная для русской художественной интеллигенции, проявилась в романтических порывах, в уходе от реализма к символу в искусстве, в увлечении ретроспективной тематикой. Наиболее ярко противоречивые черты эпохи отразились в искусстве гениального художника Врубеля. Его всегда волновали высокие идеалы, он мечтал "будить душу от мелочей будничного величавыми образами". Образ "Демона", гордого, но бесконечно одинокого и надломленного, станет печатью его времени.

В последнее десятилетие XIX в. в Петербурге формируется кружок "Мир искусства" во главе с А.Н.Бенуа и С.П.Дягилевым. Это идейно-художественное объединение петербургской интеллигенции сразу отмежевалось от Академии художеств и передвижников. Объявив себя противниками рутинного академизма, "мирискусники" заявили о своем намерении искать новые пути в искусстве. Одной из своих главных задач они считали поиски нового синтетического стиля модерн, способного отразить мир в преображенном виде, в декоративно-приподнятых формах. Творчество художников "Мира искусства" (также как и "Братства прерафаэлитов") явилось реакцией на то духовное одичание, которое внесла в жизнь буржуазная действительность. Ареной столкновения старого любимого и нового казенного и уродливого становится капиталистический город - мегаполис.

ЗНАМЕНАТЕЛЬНО, ЧТО ТЕНДЕНЦИЯ К ДЕКОРАТИВНОСТИ В ИСКУССТВЕ, к украшению самой жизни ярче всего проявилась в Англии и России. Почти нереальный, выступающий из влажной мглы Лондон с остроконечными, устремленными ввысь готическими шпилями, башней Тауэра, таинственной сумеречностью в живописных ноктюрнах мариниста Уистлера и Петербург, поставленный волею Петра на границе Европы, "самый умышленный и отвлеченный город в мире", с его бледной, какой-то мертвенной, но пленительной красотой, таящей в себе загадку Сфинкса, ощущение призрачности, "гранитный город славы и беды", как скажет позднее Ахматова, эти города оказались чем-то друг другу сродни.

Чувственный мистический экстаз в эстетике прерафаэлитской школы, утонченный декоративизм, уход от действительности в средневековье, в природу, в мир мечты и грез ("Помни и не забывай: искусство - это область мечты!"); и крестный ход русской художественной мысли к Красоте как Истине через знак, через символ ("Красота спасет мир!"). Разные пути, но цель одна: устремление к образу невозможной, невероятной красоты, сокрытой от человеческого взора.

 В переломные эпохи все меняется катастрофически быстро, и изменения эти особенно чутко улавливают поэты и художники. "В этом смятении у нас остается один абсолют, одно безусловно божественное откровение - это красота", - скажет А. Бенуа.

Рождается новый тип художника, перешагнувшего рамки цеховых интересов, ремесла, знающего искусство прошлого, пристально изучающего эволюцию современного искусства, и не только изобразительного, но и музыки, театра, литературы. Таков был Бенуа, живописец и график, театральный декоратор, историк искусства, писатель и журналист, идеолог, вдохновитель и душа "Мира искусства". Такими были и его товарищи по кружку, собравшему вокруг себя лучшие художественные силы времени. Какие контрасты темперамента, метода, художественного языка!

ДемонВ театральных декорациях Головина отразилась вся допетровская Русь, варварски яркая, азиатски роскошная и в то же время мрачная, страшная. Поэтически задумчивые, словно окутанные дымкой легкой печали образы Борисова-Мусатова созвучны настроениям литературного символизма. Малявин с его вихрем пестрых красок, словно ветром нанесенных на холст. Сомов - миниатюрист, создатель изысканного поэтического маскарада, хрупкого "мира суетных маркиз". Трагический Врубель, каждый мазок которого - обнаженный нерв, страдание, боль. Бакст с его бездумной обволакивающей стихией цвета. Добужинский - непревзойденный мастер психологического городского пейзажа, и Лансере - певец естественной, живописно хаотичной природы. Художественная игра и эстетическая прихоть рождали новые декоративные формы и живописные эффекты - истоки того русского авангардного искусства, которое благодаря организаторскому таланту Дягилева предстало изумленному взору европейской публики в Русских сезонах в Париже, Лондоне, Риме. Новаторские оформления балетных и оперных спектаклей были признаны шедеврами.

"Красота спасет мир" - эта мысль Достоевского близка художникам "Мира искусства" и художникам-прерафаэлитам. Здесь и вера в самоценность искусства, и признание его великого предназначения в истории человечества.

 

Опубликовано в Культура
Прочитано 2662 раз
Оцените материал
(2 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх