научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

АРМЯНЕ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ

У польских армян было принято иметь при храмах и библиотеках большое количество литературы

Важной чертой армянских диаспоральных систем в лоне той или иной государственности является стойкое стремление к сохранению комплекса национальных традиций и обычаев, который в Армении зачастую был пересмотрен, предан забвению или вытеснен мощным и агрессивным воздействием потоков традиционных и конфессиональных систем сменяющих друг друга чужеземных владычеств.

ПРИМЕРОМ ОДНОЙ ИЗ ВЫДАЮЩИХСЯ АРМЯНСКИХ КОЛОНИЙ ЯВЛЯЕТСЯ расположенная на территории Польши. Большие группы армянских переселенцев, пользуясь доброжелательным отношением местного населения, обосновались в этой гостеприимной стране. Древнерусские и украинские правители, а затем сменившие их литовские великие князья и польские короли, учитывая полезную роль армянского населения в экономическом развитии этих местностей и обороне страны от иноземных завоевателей, предоставляли армянам различные привилегии.

Миграция армян и заселение их в Польше начались с IХ в. и активно продолжались до ХVII в. Большинство армян-переселенцев, на протяжении многих веков обосновавшиеся в Подолии, Галичине и других местностях, пользовались правами внутреннего самоуправления, имели свои административные органы, суд. Они объединялись вокруг церквей с непосредственным подчинением львовскому армянскому епископу, который подчинялся Католикосу Всех Армян.

Самосознание и менталитет польских армян укреплялись в чужеродной среде как на базе ремесленных организаций и братств, торговых корпораций, так и благодаря храмам, национальным школам, лечебницам, библиотекам, типографиям, театру.

Генетическая способность к адаптации в незнакомой среде, подкрепленная знанием языков, психологии и нравов иных народов, врожденные дипломатические склонности и широкая осведомленность как о странах Европы, так и о странах Востока позволили армянским купцам создать и долгие годы удерживать монополию выгодной внешней торговли Польши. Польские короли установили через армян политические сношения с Турцией и Ираном. Армяне направлялись и в далекие страны Востока с важными государственными поручениями в качестве дипломатов и переводчиков.

Эта сторона деятельности армянских переселенцев в Речи Посполитой стала предметом пристального изучения многих поколений ученых - таких как Богдан Барановский, Дж. Галустян, Н. Рашба, С. Авербух и др.

У польских армян было принято иметь при храмах и библиотеках большое количество литературы  НАСЕЛЕННЫХ АРМЯНАМИ ГОРОДАХ УКРАИНЫ И ПОЛЬШИ - Львове, Каменце-Подольском, Язловце, Замостье, Могилеве-Подольском и др. - властями были созданы необходимые условия для развития армянской культуры и словесности. Были основаны очаги рукописной культуры. Начиная с 30-х гг. ХVII в. почти на всей территории Польши происходило насильственное верообращение армян-переселенцев. Основанием для этого явления была церковная уния Ватикана, являвшаяся следствием польской реакции, направленной на иноверцев (прихожан Армянской апостольской и Православной церквей), и острая борьба с иезуитами. Однако церковная уния всего лишь ускорила процесс разложения и ассимиляции армянской диаспоры в Польше - прежде цветущая община в результате верообращения, а также экономического и политического кризиса Речи Посполитой начала редеть. Стали закрываться армянские школы. Язык нации был предан забвению, оставаясь лишь языком церковных ритуалов и церемоний.

В результате армяне быстро интегрировались в польское общество. В 1664 г. Ватикан взял на себя обязательство заняться образовательными вопросами новообращенных армян: в Польшу были направлены итальянские монахи. Им было поручено создание новых школ для армян и доверен отбор кандидатов в священнослужители из членов общины, которые создавали для армян школы. Многие литературные произведения в армянских поселениях на территории Польши писались на кипчакском языке, на протяжении некоторого времени даже делопроизводство общин велось на кипчакском, ибо многие армяне не знали уже родного языка.

У польских армян было принято иметь при храмах и библиотеках большое количество литературы сакрального характера в виде рукописей и печатных книг. Они переписывались, украшались и заключались в переплеты в скрипториях. Эти мастерские были оснащены всем необходимым для создания манускриптов. Здесь опытные каллиграфы копировали ставшие классическими для армянской кодикологической системы древние рукописи, иллюминировали их и снабжали каноническими иллюстративными циклами. Здесь же изготовлялись переплеты - от простейших до дорогостоящих в серебряных окладах с позолотой, вставками драгоценных камней и эмалевыми медальонами.

Исследователи отмечают, что армянская миниатюра, в каком бы из многочисленных скрипториев она ни создавалась, сохраняла традиционные средневековые черты. И это вопреки заметному с ХIV в. влиянию итальянского книжного искусства.

Имена выдающихся мастеров манускрипта сохранила история. Известны имена миниатюриста эпохи Возрождения Минаса Тохатеци, мастеров Ованеса и Лазаря Бабердци, в Каменце и Замостье, Акопа-дпира и многих других. Сохранившиеся памятники рукописного искусства польских армян являются весомой составляющей всего армянского культурного наследия. Многие фолианты украшают ныне государственные и частные коллекции как в Польше, так и во многих других странах мира.

Армянские рукописи и архивные документы польских армян хранятся и в Матенадаране Еревана. Материалы этой коллекции изучаются учеными разных направлений. Все это нашло отражение в публикациях, отражающих результаты этих исследований и защищенных диссертационных работах.

У польских армян было принято иметь при храмах и библиотеках большое количество литературы ИСТОРИЯ ОБОСНОВАВШИХСЯ В ПРЕДЕЛАХ РЕЧИ ПОСПОЛИТОЙ АРМЯНСКИХ ПЕРЕСЕЛЕНЦЕВ давно привлекает внимание армянских и иностранных исследователей. Опубликованы многочисленные труды, посвященные истории их политической и экономической жизни, различным сторонам культурной деятельности. Первым армянским исследователем, попытавшимся привлечь внимание читателей к подольской стране и обосновавшимся там армянам, был Степанос Гювер Агонц (1740 - 1824). В 1820 г. видный армянский ученый Минас Бжишкян (1777 - 1851), подробно изучивший положение армянских переселенцев, в своей книге, изданной в Венеции в 1830 г., обобщил итоги этой поездки.

Об армянских колониях Польши сохранилось много первоисточников: хроники, записки современников и авторов путевых заметок, памятные записи рукописных книг, грамоты и письма, уставы братств и судебные акты. Эти материалы, написанные на разных языках, разбросаны по библиотекам и музеям многих стран мира. Часть их была уничтожена во время войн и стихийных бедствий, о них мы узнаем лишь из сохранившихся описаний и публикаций. Важным источником по истории подольских армян являются указы польских королей и магнатов, значительная часть которых хранится в Варшаве в Государственном архиве древних актов. Многое было сделано видным армянским ученым Гевондом Алишаном (1820 -1901) для публикации части этих первоисточников.

Свою лепту в изучение и публикацию материалов по различным вопросам истории армянской колонии в Польше внесли Станислав Кжижановский, затем в 1868 г. профессор Львовского университета Исидор Шараневич (1829 - 1901), профессор Киевского университета Михаил Владимирский-Буданов (1838 - 1919), армянский историк Садок Баронч (1814 - 1892) и др.

Об армянской колонии Польши писали также Венедикт Площанский (1834 - 1902), Моисей Доронович (1855 - 1894), М. Симашкевич, Антони-Юзеф Ролле (1830 - 1897), Тадеуш Громницкий (1851 - 1939), Бронислав Сокальский, Михал Балиньский и Тимотеуш Липиньский, Л. Мазирян, Аршак Алтунян, Керовбе Кушнерян, Катерина Мельник-Антонович, Фердинанд Бишоф (1826 - 1915) и Йозеф Колер (1849 - 1919), Ваган Бастамян (1835 - 1881), Освальд Бальцер, Христофор Кучук-Иоаннисян, Ефим Сецинский (1859 - 1937)., В. К. Гульдман, Мауриций Мацишевский, Луция Харевичова и др.

Историей культуры польских армян интересовались польский искусствовед Владислав Лозинский и профессор истории искусства Львовского университета, польский армянин Ян Болоз-Антоневич (1858 - 1922), а также французский арменовед Фредерик Маклер.

Исследованием миниатюр армянских рукописей, созданных в подольских центрах армянской рукописной культуры, занимался польский искусствовед Тадеуш Маньковский. Он снискал славу знатока в области изучения истории изобразительного искусства польских армян. Использование сравнительного метода при анализе изучаемого материала позволило ученому констатировать почти полную идентичность кодикологических параметров армянских рукописей, переписанных в Подолии, с манускриптами, созданными в скрипториях коренной Армении.

У польских армян было принято иметь при храмах и библиотеках большое количество литературы ПОСЛЕ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ЭТОГО БОГАТОГО МАТЕРИАЛА получили еще больший размах. С 60-х гг. ХХ в. армянская периодическая печать стала обращать особое внимание на армянские колонии Галиции и Подолии. Статьи и монографии Л. С. Хачикяна, А. С. Анасяна, Аршака Алпояджяна, М. Л. Оганесяна, Г.Петровича, 3. Обертыньского, Я. Р. Дашкевича, А. Г. Абрамяна, В. Григоряна, X. Торосяна, Яна Рейхмана и др. раскрыли многие стороны жизни и деятельности одной из крупнейших диаспор Восточной Европы, в том числе культуру рукописной и печатной книги польских армян в ее исторической перспективе.

Хотя после конвертации армянских переселенцев в католицизм наступило печальное время тотальной ассимиляции членов общины и интеграции ее членов в общество на всех ступенях социума, время от времени польские городские армянские общины оживлялись всплесками национального самосознания. Особенно интенсивно это происходило в конце ХIХ в., на рубеже веков и вплоть до Второй мировой войны. Инициаторами этого национального подъема были выдающиеся религиозные деятели.

В годы Второй мировой войны многие армяне-переселенцы вместе с поляками подверглись насильственной депортации. А в 1939 г., когда восточная часть Польши отошла к СССР, армяне-католики перебрались на территорию современной Польши и обосновались в Варшаве, Гливице, Оборном Шлонском, Олаве, Гданьске, Кракове и др. городах. Обосновавшиеся в этих местностях армяне были преданы памяти предков и отстаивали свое право на самосознание и национальную самобытность, родной язык и культуру. Однако процесс ассимиляции был неизбежен в условиях принудительного верообращения. В результате в Польше большая часть поколения верообращенных армян утратила почти полностью национальное самосознание, прервала связи с Арменией.

История продолжается. Сегодня армяне-католики польской диаспоры все чаще и увереннее стремятся осознать свою генетическую причастность к армянству, ищут свои корни, пытаются найти связь со всем, что возвращает их к истокам. Их роль в сохранении исторической памяти армянского народа велика. Эта тенденция созвучна современным реалиям и мирным мировым процессам, она вызывает уважение и восхищение потомками мужественных первопроходцев на земле Речи Посполитой, ставшей им вторым домом.

Анализ модели культурной адаптации на примере армянского населения Польши весьма актуален. Этот процесс, начавшийся в средневековье, продолжается и сегодня, приобретая новые черты. Адаптационный потенциал армян-переселенцев наиболее четко прослеживается на "слове начертанном" - в культуре книги, которая высвечивает панораму исторических перипетий и нравственных метаморфоз на базе "ресурсной предсказуемости" конкретного национального меньшинства.

 

Опубликовано в Культура
Прочитано 347 раз
Оцените материал
(3 голосов)
Другие материалы в этой категории: « МЕЧЕТЬ ГОУХАР-АГА

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх