научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ЦИТАДЕЛЬ

Раскопки Кармир-блура

Кармир-блур - холм, расположенный в 30 км от Еревана. Здесь обнаружены древние поселения, включая город-крепость Тейшебаини - наиболее хорошо изученную из урартских крепостей Закавказья.

Кармир-блур привлек внимание археологов в 1936 г., когда геолог А.П. Демехин, изучавший базальты реки Раздан, нашел на вершине холма обломок камня с клинописью. Археологические исследования позволили обнаружить обширное древнее поселение. В 1939 г. начались систематические раскопки Кармир-блура. Там работали К.Г.Кафадарян, С.В.Тер-Аветисян, Б.Б.Пиотровский. Позже к ним присоединился и архитектор К.Л.Оганесян. Сразу же были обнаружены стены с покрасневшими от огня кирпичами. Отсюда и название холма - Кармир-блур - Красный холм.

В ПОСЛЕДНИЙ ПЕРИОД ИСТОРИИ УРАРТУ, когда началось разукрупнение наместничеств на окраинах Ванского царства, город Тейшебаини заменил прежний административный центр Аргиштихинили. В Тейшебаини расположился урартский наместник, туда начала поступать собранная в Закавказье дань, которая затем отправлялась в Биайну, центральную часть Урарту.

Вокруг цитадели, где находился дворец наместника, располагался город с большими прямыми улицами и постройками, характерными для древневосточных городов. Городские кварталы имели однотипные, связанные общими стенами, но обособленные друг от друга жилища, перекрытые одной крышей. Отсутствие помещений для скота и комнат хозяйственного назначения свидетельствует о том, что жители города не занимались сельским хозяйством. Вероятно, горожане, переселенные в уже построенный город, получали продукты от урартской администрации. В Тейшебаини жили воины урартского гарнизона со своими семьями, чиновники и многочисленные ремесленники крепостных мастерских, перерабатывавших поступавшую дань. Остатки таких мастерских были найдены при раскопках.

В цитадели обнаружено два помещения, где изготовлялось кунжутное масло, в одном из них находился каменный чан для размачивания кунжутных зерен, каменные ступки и зернотерки, а в смежном помещении - большие запасы кунжутного жмыха, отходов производства. Таким образом, поступавший в крепость кунжут перерабатывался в масло и транспортировался в центральную часть Урарту. Находки большого числа слитков бронзы определенных форм, распиленных заготовок оленьих рогов, мотки ниток и др. говорят о разных видах ремесла. Ванское царство при наличии богатых месторождений железа испытывало нужду в меди, которая доставлялась из других стран Передней Азии. При продвижении урартов в Закавказье медь стала одним из видов добычи, которая шла в Биайну в слитках, возможно, полученных даже от переплавки бронзовых закавказских изделий. Тейшебаини был центром развитого ремесла, влиявшим на развитие культуры в других районах Закавказья, входивших в состав Урарту.

На месте этого города в более раннее время существовало поселение, которое, по-видимому, было снесено при постройке урартского города и крепости. На территории города имеется более ранний, доурартский материал, встречающийся также в засыпке полов помещений цитадели, был раскопан и древний могильник с черной лощеной керамикой позднебронзовой эпохи и металлическими предметами при отсутствии железа. На доурартское время этого могильника указывают и обсидиановые наконечники стрел.

ПРИ РАСКОПКАХ ТЕЙШЕБАИНИ ОСНОВНОЕ ВНИМАНИЕ было направлено на исследование цитадели, где уже в первый год работ были открыты остатки громадного, сравнительно хорошо сохранившегося здания, имевшего не менее 120 помещений и занимавшего площадь около 16 000 кв. м.

Пока исследована только часть цитадели с комнатами хозяйственного назначения и кладовыми, где обнаружены большие запасы хорошо сохранившихся зерен разных видов ячменя и пшеницы, двух видов проса и зерна кунжута. Найдены и хорошо сохранившиеся остатки хлеба, выпеченного из просяной муки, удлиненные сосуды, где готовился солод для пива - из ячменя (ячменное пиво) и мелкого проса-магара (магарыч). В сосудах, стоявших в жилищах около очагов, оказались зерна бобов и чечевицы. Земледельческие культуры, обнаруженные на Кармир-блуре, совпадают с ассирийскими. Наряду с аборигенными ячменем и пшеницей, связанными еще с земледелием эпохи бронзы, в урартское время в Закавказье широко распространяются просо и кунжут. О развитии садоводства свидетельствуют косточки винограда, алычи, корки и косточки граната.

Постройка цитадели на Кармир-блуре связана с именем Русы, сына Аргишти, установившего в середине VII в. до н. э. Звартноцскую стелу. Еще в 1936 г. до начала раскопок на холме был найден обломок камня с остатками клинописного текста с именем этого царя, а через 10 лет при раскопках одной кладовой была обнаружена часть бронзового запора (накидная петля) с короткой клинообразной надписью: "Русы, сына Аргишти, крепость города Тейшебаини". Этот лаконичный текст подтвердил датировку раскопанной части цитадели серединой VII в. до н. э. и раскрыл урартское название крепости, связанной с именем Тейшебы - одного из главных богов урартского пантеона, бога войны, грома и бури, бронзовая статуэтка которого была найдена в одной из кладовых крепости.

Раскопки Кармир-блура дали огромный археологический материал, характеризующий культуру урартской крепости - последнего периода истории древневосточных государств Передней Азии. В 1940 г. был обнаружен крупный, диаметром около метра, бронзовый щит декоративного назначения с надписью урартского царя Аргишти, сына Менуа (вторая четверть VIII в. до н. э.). Этот щит по форме очень близок бронзовым щитам, найденным на Топрах-кале, около Вана, с той только разницей, что он не имеет гравированных изображений львов и быков, которыми богато украшены щиты из Вана.

Но самое интересное и, можно сказать, мистическое событие в истории раскопок на Кармир-блуре - находка в 1941 г. бронзовой статуэтки высотой в 24 сантиметра. Ее обнаружила студентка ЕГУ, позже супруга руководителя археологической экспедиции Бориса Пиотровского Рипсиме Джанполадян, в длинном коридоре, идущем поперек здания. Статуэтка изображает стоящую безбородую фигуру с ниспадающими на плечи волосами, в головном уборе, украшенном рогами, и длинном платье с рукавами до локтей. В правой, вытянутой вдоль тела руке - дисковидная булава, а в левой - согнутой и прижатой к груди,-?боевой топор. Над головным убором расположена дополнительная часть - барабан, украшенный тремя полосами, под ногами фигуры - венец из листьев. В верхней части массивная петля, а снизу - железный стержень для насадки на древко.

"Перед нами, -?писал Б. Пиотровский,-?характерный образец урартского искусства. Атрибуты статуэтки и головной убор, увенчанный рогами, свидетельствуют о том, что она изображает... бога войны, бури и грома?-?Тейшебу.., именем которого был назван древний город около Кармир-блура".

В 1947 Г. ПРИ РАСКОПКАХ ОДНОЙ КЛАДОВОЙ был обнаружен бронзовый шлем, покрытый тонкими изображениями. На лобной части шлема - священные деревья, безбородые боги в рогатых шлемах и бородатые крылатые керубы, обрамленные фигурами змей с собачьими головами, - магической защитой от злых сил. Другие части шлема украшены двумя рядами урартских боевых колесниц и всадников. Шлемы воинов подобны найденному, и круглые щиты. На крае шлема - клинописная надпись, рассказывающая о том, что этот замечательный памятник урартского искусства относится к дарам царя Сардура, сына Аргишти (середина VIII в. до н. э.).

Изображения урартских боевых колесниц и всадников, аналогичные помещенным на шлеме, имеются и на двух бронзовых колчанах ассирийской формы. Эти предметы с надписями урартских царей VIII в. до н. э., вероятно, были перенесены в Тейшебаини из Аргиштихинили после утраты его административного значения.

В дворцовых помещениях и в жилищах во дворе цитадели обнаружено множество глиняных изделий и металлических предметов - бронзовых и железных.

Керамика Кармир-блура очень разнообразна. Кроме урартских сосудов, красных лощеных, имеющих иногда клейма с урартскими иероглифическими знаками, встречается множество местных закавказских керамических изделий, отличающихся от образцов позднебронзовой эпохи. Есть грубая черная керамика, украшенная гребенчатым штампом, семечковым или волнообразным узором, серые широкие чаши, подобные тем, которые были найдены при раскопках Цовинарской крепости, на берегу Севана. Но связь керамических изделий Кармир-блура с закавказскими очевидна на примере кувшинов красного или серого цвета с линейным орнаментом, выполненным лощением, имеются ручки с характерным узором в виде вдавленных треугольников. Такие сосуды обнаружены и при раскопках могильника в селе Головино (около Дилижана) и в Севанском районе (раскопки Е.А.Лалаяна). Близкая керамика имеется и в могильниках VII-VI вв. в долине реки Дебед, исследованных Ж. де-Морганом.

Исследования Тейшебаини установили связи этого урартского административного центра со многими странами Древнего Востока. В разных комнатах дворца найдено 9 цилиндрических каменных, пастовых и керамических печатей с изображением мифологических сцен и богов, тождественных с теми, которые были найдены в Ассирии, сердоликовые и агатовые бусы ассирийского происхождения. Агатовая бусина из Ходжалов с именем ассирийского царя Ададнирари по материалу и технике изготовления совпадает с агатовыми бусами Кармир-блура. В одной кладовой среди множества бронзовых изделий найдена бронзовая чаша-фиала ассирийского типа и золотые серьги тонкой работы. Такие серьги в VIII-VI вв. до н. э. были популярны в Средиземноморье, откуда проникли в Переднюю Азию и Иран, а позднее распространились на всей территории греческой колонизации. На связи с Малой Азией и Египтом указывают характерные пастовые бусы, покрытые глазурью, сердоликовая печать - скарабеоид с фигурой козла, амулеты с египетскими иероглифами и маленькая подвесная фигура, изображающая египетскую богиню Сохмет. Египетские скарабеи находили в районе Вана и в Закавказье. В период греческой колонизации египетские предметы попадали в Закавказье через царство Урарту, которое теснейшим образом было связано со Средиземноморьем и вело с Ассирией длительную борьбу за господство над торговыми путями через северную Сирию.

ВСЕ ИЗМЕНИЛОСЬ В НАЧАЛЕ 90-Х ГГ., когда бесценный памятник стал превращаться в мусорную свалку. Недобросовестные предприниматели стали сбрасывать сюда строительный мусор, потом начали свозить и бытовой. С 1999 г. без какого-либо решения территорию Кармир-блура узурпирует чарбахское кладбище. Сегодня более 2 га уникальной территории занято захоронениями.

Но и это еще не все. Скоро по этой территории должна пройти скоростная трасса, соединяющая Чарбах с Юго-Западным районом столицы. "Пока на этой территории не будут произведены раскопки, дорогу строить нельзя, - утверждает руководитель экспедиции А.Симонян. - Только специалисты могут дать окончательное заключение. Слава богу, нам разрешили ее исследовать".

Раскопки этой части Кармир-блура начались два месяца назад. Больших надежд найти здесь что-либо интересное не было, однако удалось открыть некрополь Тейшебаини. Это большая удача, ведь до сих пор ни одна экспедиция здесь не обнаруживала некрополей. Вход в гробницу очень узкий, лестницы крутые. Но если все-таки решиться войти, не пожалеешь, особенно слушая удивительные рассказы Акопа Симоняна.

- Исследования захоронений позволят установить, кто жил здесь и какую веру исповедовал, - говорит руководитель экспедиции. - Это самое главное, потому что станет наконец ясно - пришлым или автохтонным было население Тейшебаини.

Пока археологи исследовали лишь один могильник. Там был обнаружен скелет женщины лет 50, лежавшей на правом боку. Под ее ногами захоронен подросток, которого, видимо, убили. Являются ли они родственниками, покажет анализ ДНК. Будут отправлены на палеонтологический анализ и сосуды, осколки керамики, горсть земли. Это позволит определить состав еды, цвет одежды людей, живших в ту далекую эпоху. Костные останки направят в Германию на радиоуглеродный анализ для уточнения возраста захоронения.

А.Симонян намерен предложить мэрии Еревана очистить хотя бы участок вокруг дороги, чтобы продолжить исследования, но очистить от мусора надо всю территорию уникального памятника, входящего в список 100 древнейших архитектурных памятников мира. Может, на сей раз власти предпримут действенные меры по его сохранению?

Тейшебаини - не единственный памятник урартской культуры в Закавказье, его исключительное значение определяется лишь степенью изученности, систематическими археологическими исследованиями. В Закавказье существует много подобных памятников, раскопки которых дадут богатейший материал. Ждет исследований Армавирский холм, где под слоями, относящимися к древнейшему периоду истории армянского государства, находятся остатки раннего урартского административного центра в Закавказье - Аргиштихинили.

Урартские центры Закавказья имели исключительное значение для развития местной культуры. Их исследования существенно дополнят представления о переходе культуры Закавказья от эпохи бронзы к железу.

Опубликовано в Истоки
Прочитано 1785 раз
Оцените материал
(0 голосов)
Другие материалы в этой категории: « ЭРЕБУНИ РАСКРЫВАЕТ ТАЙНЫ ЗОЛОТОМ ПО ПУРПУРУ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх