научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

ДОЧЬ МОРЯ И УДАЧИ – ФИНИКИЯ

Море!

Их души пели, когда они выходили в море. Ветер благословения и удачи шумел у них за спиной. Их упругие и скорые корабли властвовали в колыбели морей - Средиземноморье. Египет и Кипр, Крым и архипелаг Эгейского моря, Иберия и северное побережье Африки лежали на их пути.

          ЕМКИЕ ТРЮМЫ ВЕСЕЛЫХ ФИНИКИЙСКИХ ПОСУДИН НАВСЕГДА ПРОПАХЛИ ВИНОМ И ГУСТЫМ МАСЛОМ ОЛИВЫ, изысканными благовониями и таинственными кореньями, исцеляющими недуги и отводившими дурной глаз, прекрасными ливанскими кедрами и гигантской киликийской сосной. Все это смешивалось со свежими запахами моря, одаряло торговлю поэзией и наполняло души финикийцев особой гордостью за свои обильные берега.

Кажется, сам берег толкал финикийцев в море: по склонам поднимался прекрасный строительный и мачтовый лес. И потому на этой узкой полоске земли, на оживленных восточных берегах Средиземного моря (которое в старину называли еще и Африканским морем), рождались лучшие кораблестроители древности. Паруса их свободно гуляли по нескончаемым морям, и ни одна иноземная ладья не могла сравниться с сильным и напористым финикийским кораблем.

Но Финикия притягивала к себе и сухопутные караваны. Путь в Египет лежал через Финикию. Это была прекрасная и тщательно продуманная география: бог, видимо, благоволил к Финикии, дав ей ключи одновременно от моря и материка. Правда, было даровано несравненно больше, но на роскошные египетские саркофаги шло финикийское дерево, а поражавшие и поражающие весь мир мумии египетских фараонов были начинены древесной смолой, ввозимой из все  той же Финикии.

Это происходило в те глубокие времена, когда хождение по морям было еще вольным и бескорыстным. Задолго до угрюмых и черных пиратских времен в те радостные дни самых первых морских открытий, когда на планете не перевелись еще сокровища и богатства, две будущие владычицы морей - Иберия (Испания) и Британия - только-только просыпались к цивилизации. Лишь эллины, позднее сменившие финикийцев в Средиземном море, полностью переняли их светлый, жизнелюбивый нрав.

Колонизация всегда попахивает тиранией. Но финикийцы были веселыми колонизаторами. Они отхватили и присоединили к своим владениям ни больше, ни меньше - все побережья Средиземного моря, кроме египетских, хотя Египет и был равнодушен к морю: его занимал Нил и только Нил. Глубокий материк мало тревожил финикийцев, они больше любили острова и прибрежья, лежавшие на скрещении важных торговых и военных путей. Хорошая география местности и избыток естественных богатств наполняли их сердца ликованием. Они и вообще-то были самыми счастливыми детьми сумрачного Востока, который любую радость умел свести до половины, зато печаль культировал сладостно и настойчиво.

Флот финикийцевФИНИКИЯ ЖЕ ЛЕГКОКРЫЛО ПОКОРЯЛА МОРЯ И ЗЕМЛИ. СНАЧАЛА ЭТО БЫЛИ КИПР и Родос, Фасос и Само Фракия. Потом через узкую струйку Геллеспонта и Босфора финикийцы проникли в Черное море, которое, однако, ненадолго задержало их взгляд. Махнув рукой, они решили оставить это внутреннее море на долю более поздних греческих завоевателей. Дальше путь первых морских смельчаков лежал вдоль таинственных берегов Сицилии, Мальты, Иберии и северной Африки. На берегах последней торговый люд из Финикии воздвиг великий Карфаген. А самые отдаленные финикийские поселения на западном берегу Африки лежали уже в тридцати днях морского пути.

Отважные мореплаватели выплывали в пустынный океан через Геркулесовы столбы - этот древний спазм Гибралтара, где земли Европы и Африки почти вплотную подходят друг к другу. Возможно даже, что изобретательные финикийцы не раз огибали сонливую и слепящую Африку, продвигаясь по Атлантике все глубже и глубже на юг. Но финикийцы поворачивали носы своих бывалых кораблей и на север. Их манили неведомые западные берега Иберии и темное глухое море за ними, ибо заманчивы незнакомые воды, лежащие вдали от привычных караванных путей, незнакомые воды, от которых веет холодом и смущающей душу тайной. Каким освоенным, почти домашним казалось им в такие дни Средиземное море!

Север ("страны мрака") одарял их весомо и своеобразно: в гончарного цвета ладонях финикийцев перекатывались затвердевшие капли нежаркого солнца, те прихотливые, твердые на ощупь массивы мутного меда, которые человечество позже назвало янтарем. Янтарь финикийцы получали транзитным путем из Британии, которая сама покупала его в уже совсем неведомых и холодных странах, совершенно непредставимых для избалованных югом финикийцев.

Но всему на свете приходит конец. Пала и Финикия. Пало и почти позабылось в веках ее былое могущество. Победило ее не любимое зеленое море, а сухой и зловещий континент (недаром финикийцы так не любили его). В один из более поздних, но все еще древних дней на радостное финикийское побережье пришел сумрачный, весь пропахший воспаленной пустыней царь Асархаддон, и Финикия растворилась в материковой Ассирии, оставив потомкам лишь память о своем прекрасном культе моря.

Глухи и изменчивы темные воды времени.

Нелли СААКЯН, сочинитель книг

P.S. В одном из культурологических трудов о Древнем Ближнем Востоке я встретила поразившее меня упоминание имени изготовителя вещи (прикладной утвари). Это была финикийская надпись: "Лимирн, ликиец, изготовитель чаш (фиал)". Ликия в древности крохотная страна на юге Малой Азии, которая с VI века до н.э. была под властью персов, а затем входила в состав державы Александра Македонского и Рима.

Так вот, меня восхитило выражение горделивого самосознания своей принадлежности к ремеслу, обычай указывать профессиональный статус в личных печатях. Воображение мое вспыхнуло. Я так  и представила себе этого Лимирна, ликийца, изготовителя чаш (фиал), жившего в бронзовом веке. Вот и это мое эссе позвольте подписать в  духе древности.

 

 

 

 

Опубликовано в Истоки
Прочитано 1687 раз
Оцените материал
(8 голосов)
Другие материалы в этой категории: « ТАРОН АРМЯНСКИЙ ПАСТЫРЬ »

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх