научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu

"КРОВАВЫЙ" КОМФОРТ

Конголезские беженцы.

Конго – крупнейшая африканская страна к югу от Сахары. Здесь сосредоточены огромные запасы полезных ископаемых - алмазов и золота, кобальтовых, медных, оловянных, танталовых и множество других руд. Однако нескончаемая война превратила Конго в одну из беднейших и несчастнейших стран. Прибыль от рудников, контролируемых боевиками, подпитывает царящий здесь хаос. Ведь эти рудники снабжают сырьем крупнейших в мире производителей электроники и ювелирных изделий - в любом ноутбуке, игровой приставке или золотой цепочке может присутствовать частичка трагедии Конго.

Там нет линии фронта, обозначающей, где именно кончается власть правительства и начинается всевластие боевиков, нет окопов, в которых сидят солдаты противоборствующих сторон, глядя на врага сквозь оптические прицелы. Есть лишь размытые, нечеткие зоны влияния, где по одну сторону под деревом манго прилегли несколько солдат правительственной армии, а по другую, на пару километров дальше, подростки из отряда боевиков курят марихуану.

СРЕДНЯЯ МИРОВАЯ ЦЕНА НА ЗОЛОТО ЗА ПОСЛЕДНИЕ ДЕСЯТЬ ЛЕТ ВЫРОСЛА ВЧЕТВЕРО, однако в одной из деревень Конго, где оно добывается, не заметно никаких признаков процветания или хотя бы улучшения. Деревня Бави кажется средоточием крайней нищеты, подобно любой другой деревне на востоке Конго. Кучка круглых хижин, рынок, где в лавках, сооруженных из веток, безразличные торговцы сидят на грудах ношеной одежды, немощеные улочки, по которым бредут, спотыкаясь и источая запах перегара, мужчины с остекленевшим взглядом.

В Бави, по словам старейшин, нет ни электричества, ни водопровода, ни лекарств, ни школьных учебников. Дети босы, их животы раздуты от недоедания и паразитов. "Мы нищие, – говорит Джума Мафу, один из старейшин. – У нас много золота, но нет машин, чтобы его добывать. Наши старатели копают породу руками. Большие компании не придут сюда, пока здесь не будет мира". А мира нет.

Ситуация в Конго не завидная. Правительство слабое и продажное. В отдаленной, восточной части страны - анархия и разрозненные бандформирования, которые живут и вооружаются за счет присвоения полезных ископаемых. Правительственная армия зачастую ведет себя так же алчно и жестоко, как боевики. Мало какой народ в последнее время страдал так долго и сильно, как конголезцы. Где еще мужчин, женщин, детей сотнями убивают годами? Где еще насилуют сотни тысяч женщин и почти никто не несет за это наказания?

Чтобы понять, как Конго докатилось до такого кошмара, нужно вернуться более чем на сто лет назад, когда бельгийский король Леопольд II присвоил эту огромную территорию в центре Африки и объявил ее колонией. Королю были нужны каучук и слоновая кость, он начал добычу природных богатств Конго, это продолжается по сей день. Сразу после того, как в 1960 году бельгийцы предоставили Конго независимость, в стране вспыхнули восстания. Власть захватил молодой честолюбивый военный Мобуту Сесе Секо, ставший диктатором. Мобуту правил 32 года, балуя себя свежими пирожными из Парижа, которые на самолетах доставляли в его раскиданные по джунглям дворцы, а по всей стране от голода умирали дети.

В 1994 ГОДУ НАЧАЛИСЬ МЕЖПЛЕМЕННЫЕ ВОЙНЫ В СОСЕДНЕЙ РУАНДЕ, в ходе которых погибло до миллиона человек. Многие из убийц укрылись на востоке Конго, превратив эту область в плацдарм для кровавых вылазок в Руанду. Затем Руанда в союзе с Угандой вторглись в Конго, сместили в 1997 году Мобуту и посадили на его место своего ставленника Кабилу Лорана-Дезире. Вскоре и его сместили. Во вторую фазу военных действий оказались втянутыми Чад, Намибия, Ангола, Бурунди, Судан и Зимбабве, отчего конфликт прозвали Первой мировой африканской войной.

В условиях хаоса иностранные войска и отряды боевиков захватили сотни шахт. Бандиты вооружались, расплачиваясь за оружие алмазами, золотом, оловом и танталом – серым металлом, устойчивым к коррозии, который используют для производства электронных устройств. Сегодня на долю Восточного Конго приходится от 20 до 50 процентов мировой добычи тантала.

Усиленное международное давление заставило соседние государства официально вывести из Конго войска в начале 2000-х годов. Страна осталась лежать в руинах. Мосты, дороги, дома, школы были разрушены. Погибло от 4 до 5 миллионов конголезцев. Точную цифру никто назвать не может. Проводились мирные конференции, однако теплые встречи в роскошных отелях ничего не меняли на бедной земле. Только миротворцев ООН в Конго уже насчитывается около 17 тысяч, но кровопролитие не прекращается. Западные страны потратили 500 миллионов долларов на проведение в Конго по-настоящему демократических выборов в 2006 году, однако и выборы ничего не изменили.

Восток Конго остался запретной зоной для обычной жизни. Через границу продолжали проникать люди из Уганды, Руанды и Бурунди, поддерживающие разных полевых командиров, которые все так же торговали полезными ископаемыми, чтобы закупать еще больше оружия и содержать еще больше боевиков вроде курящих мальчишек.

ПЯТЬ ЛЕТ НАЗАД ПРАВОЗАЩИТНЫЕ ОРГАНИЗАЦИИ США РЕШИЛИ серьезно заняться проблемами в Конго. Кампания против "кровавых бриллиантов" в конце 1990-х раскрыла схему финансирования бандитов в Западной Африке за счет торговли алмазами. Следовало бы провести такую же кампанию в отношении Конго. 21 июля 2010 года президент США Барак Обама подписал закон Додда-Франка о финансовом секторе и защите прав потребителей США – 848-страничный том со специальным разделом, посвященным полезным ископаемым в зонах вооруженных конфликтов. Закон обязал американские компании, размещающие свои акции на фондовой бирже, указывать, не содержатся ли в их изделиях полезные ископаемые, добытые в том числе на рудниках в Конго, которые контролируют вооруженные группировки. Несмотря на то что закон напрямую не запрещал использовать такие руды, он заставил крупные компании задуматься о своей репутации – общество могло счесть их виновниками одной из крупнейших в мире гуманитарных катастроф.

Еще до вступления закона в силу некоторые ведущие производители электронного оборудования, такие как Intel, Motorolla и HP, стали отслеживать, откуда в их изделия попадают те или иные химические элементы. Один из противников закона Додда-Франка отмечал, что этот документ может побудить компании просто-напросто объявить бойкот всем добытчикам из Конго, что оставит местных старателей без работы. Так все и было, по крайней мере поначалу. Международные корпорации прекратили покупать олово и тантал у рудоплавильных заводов, не сумевших доказать, что деньги, за которые они покупают руду, не идут на оплату вооруженных конфликтов. А в сентябре 2010 года правительство Конго наложило шестимесячный запрет на добычу полезных ископаемых и торговлю ими на востоке страны, что разорило тысячи людей.

К концу 2012 года микропроцессоры Intel уже не содержали тантала из зоны конфликта, однако компания не может утверждать, что в них нет какой-то доли других "кровавых металлов" – золота, олова или вольфрама.

Затем стали появляться первые признаки оздоровления торговли полезными ископаемыми. Власти Конго начали проверку рудников. Армия выбила боевиков из многих районов, и туда были направлены особые отряды полиции. Доходы бандформирований, торговавших оловом, танталом и вольфрамом, упали на 65 процентов.

ОДНАКО СИТУАЦИЯ ПОКА ОСТАЕТСЯ ПЛАЧЕВНОЙ. Добытчики копают, роют, долбят и скребут, пытаясь не пропустить ни кусочка желтоватой породы – касситерита или оловянной руды, - и тащат добытое вниз. Щеки у всех набиты сахарным тростником – для пополнения сил. Множество людей, похожих на муравьев, затрачивают огромные усилия, чтобы снабжать сырьем далекую мировую промышленность. Понятно, что никто из них даже не знает о законе Додда-Франка или о каком-либо другом законе.

В Ньябибве, другом городке Конго, весь легкодоступный металл выкопали давным-давно, так что современным шахтерам приходится вгрызаться глубоко в гору при помощи лишь кирки и лопаты. Работники вытаскивают мешки с касситеритом (минерал) из туннелей на своих спинах и волокут их вниз к маленькой хижине у подножия горы. Там конторские служащие взвешивают ношу, записывают что-то в большую книгу и прикрепляют к мешкам пластиковые бирки со штрихкодом, свидетельствующим о том, что этот касситерит "чист" – вырученные деньги не используются для оплаты боевиков. Затем мешки везут в город Букаву, откуда отправляют в Руанду, а потом в Танзанию и в Дар-эс-Салам. Конечный пункт назначения – Малайзия. Там касситерит плавят при температуре более 1200 градусов, а затем продают производителям электроники.

Считается, что лишь 10 процентов рудников на востоке Конго (всего 55) – "чистые". А золотые прииски по большей части находятся в руках военных или мятежников. Некоторые алчные правительственные чиновники тайно сговариваются с полевыми командирами. Это игра, где делят незаконные прибыли, в результате страдают невинные люди, главное – дети.

Чтобы наши мобильные телефоны и другие электронные гаджеты были обеспечены металлами, в Конго совершается чудовищное насилие.

National Geographic

Опубликовано в Глобус
Прочитано 1397 раз
Оцените материал
(2 голосов)

Оставить комментарий

Убедитесь, что вы вводите (*) необходимую информацию, где нужно
HTML-коды запрещены

Наверх