научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu
Нелли СААКЯН

Нелли СААКЯН

БЛУДНЫЙ СЫН

Сладость юности - вырваться из дома.

Сладость старости, приневоленной хворями к домоседству, - дождаться вырвавшегося сына.

Да, для цветущей жизни душен дом, а странствия свободны. И как ей побороть стремление души, стремление из дома, порыв невозвратный вперед!

Невозвратный?

Э, нет - физиологические силы не беспредельны...

ЭЗОП

Он писал короткие басни с глубоким, почти неисчерпаемым смыслом. "Вины" его в этом не было, просто так был устроен его мозг, умеющий во всем находить лукавые аналогии. Двусмысленности сами отыскивали его, куда бы он от них ни прятался. Даже в его положении раба была изрядная доля двусмысленности: кто он – раб или царь?

Он сознавал свое величие, хотя порой пугался его. Исключительность обрекает на одиночество.

"ПРОЧИТАЙТЕ ЭТИ РУНЫ"...

Генри Лонгфелло - поэт, переводчик и литературовед - известен человечеству более всего своим единственным шедевром:  "Песней о Гайавате", созданной им в 1855 году по мотивам фольклора североамериканских индейцев, которую на русский язык перевел Иван Бунин. Лонгфелло преподавал в крупнейших университетах США романо-германскую филологию. Этим и объясняется, вероятно, его прекрасное знание эпосов Северной Европы, таких как древнегерманские или, скажем, "Калевала", которые столь явственно присутствуют в "Песне о Гайавате". Он сам писал, что его поэма - это индейская Эдда. Легенды североамериканских индейцев были изложены им в форме рун.

ГРЕТА ЛУИЗА ГУСТАФСОН

 Какая сила таится всего лишь в целлулоидной пленке, в катушке с катастрофически стареющей кинолентой, которая, однако, способна запечатлеть (пусть и белесо) чью-нибудь молодость и красоту.

АЙВА

Это бледное солнце айвы. Цвет нежаркого ноябрьского солнца. Как будто приветливый оранжевый притушили горсткой снега... Удивительно, как повторяют плоды окраску поры своего созревания!

"АРМЕНИЯ ЖИВЕТ В ДУШЕ МОЩНО"

В 1927 году Андрей Белый (Борис Николаевич Бугаев), только что возвратившийся на родину из эмиграции, побывал в Грузии. Его грузинские впечатления вошли в книгу "Ветер с Кавказа". А в мае 1928 года московский журнал "Красная новь" заказал Андрею Белому очерк об Армении. В августовском номере журнала очерк был опубликован. Крохотное эссе "Армения" - лучшее из всего написанного о нашей стране неармянами, это ни с чем не сравнимый шедевр.

ИРОНИЯ, СЕСТРА ПЕЧАЛИ

Непрестижная командировка

- Ну как? - спросила я, входя в самый веселый отдел газеты.

- Что как? - осведомился держатель отдела, которому полагалось бы выглядеть более беззаботно.

- Как с юмором?

- Какое там, скучища! - и он так искренне зевнул.

БАГАМЫ

Ирония, сестра печали

И приснился мне странный сладостный сон. 

...Кто-то звонил в дверь. Набросив кой-какой, купленный еще до "рынка" халат, я пошла открывать. На пороге стоял делового вида мужчина лет тридцати пяти. 

- Литературный агент, - отрекомендовался он. 

НА СКЛОНЕ ДНЕЙ ЧИТАЮ "ГИЛЬГАМЕША"

Расположив чтение не слишком рационально, я добралась до сказания о Гильгамеше лишь на склоне дней. Но в этом оказалась своя изюминка: после лавины сведений о грандиозных и осколочных цивилизациях культура Шумера обрисовалась как-то особенно кристально, всплыла как заоблачная снежная вершина на фоне всего, что ухватила моя молодая память. Первые же великие строки "Гильгамеша" сразу ударили в сердце.