научно-популярное приложение к газете "Голос Армении"
Menu
Гагик Погосян

Гагик Погосян

БЛИЗКАЯ И ДАЛЕКАЯ ЭФИОПИЯ

У тех, кто знаком с событиями, описываемыми в древнегреческой триаде эпических поэм "Илиада", "Одиссея" и утраченной "Эфиопиды", возникал естественный вопрос: как в XII в. до н. э. у стен Трои оказались эфиопские войска, преодолевшие по прямой расстояние, превышающее три тысячи километров? В раннеантичный период этого вопроса вроде бы не возникало: ну пришли эфиопы с берегов Нила и пришли. Тем более что в древности Нил идентифицировался с одной из четырех райских рек - рекой Гихон, а земля Куш - с Эфиопией. Позднее участию эфиопов в Троянской войне было посвящено даже несколько пьес такими известными древнегреческими драматургами, как Эсхил (525-456 до н.э.), Софокл (496-406 до н.э.) и др.

АРМЯНЕ, ПРАВИВШИЕ ВИЗАНТИЙСКИМИ ЭКЗАРХАТАМИ

Армянское присутствие в Византийской империи давно известно и в определенной степени изучено. Однако некоторые области до сих пор остаются в тени и требуют глубокого изучения. В научной литературе имеется в обращении список экзархов Италии, куда входит 23 имени, среди которых точно известно, что двое (первый и двенадцатый правители) имеют армянское происхождение.

КОНТУШОВЫЙ ПОЯС

Контуш – одежда восточного происхождения, проникшая через Болгарию и Венгрию в Королевство Польское, а затем, после Люблинской унии (1569), в Великое Княжество Литовское и ставшая характерным элементом костюма польско-литовской шляхты времен Речи Посполитой в XVII-XVIII вв. Эта своеобразная верхняя одежда с разрезными спускающимися рукавами одевалась поверх жупана и подпоясывалась поясом из дорогой ткани, который так и назывался - контушовый пояс, ставший обязательным аксессуаром мужского парадного костюма шляхты. Аксессуар этот, будучи весьма дорогим удовольствием, подчеркивал благосостояние владельца, указывая на его социальное положение. Со временем к нему пристрастилось и состоятельное мещанство.

БЕЗМОЛВНАЯ МЕЛОДИЯ ЛЮБВИ, или Часовня на месте убиения

Он родился в Ахалцихе в семье приходского священника. Ему было суждено жить и умереть вдали от родины. Когда ему исполнилось семь лет, отец был направлен в Крымскую епархию. Его ожидала долгая и плодотворная жизнь – обучение в Лазаревской семинарии, в Московском училище живописи, ваяния и зодчества, в Кайзеровской академии художеств в Мюнхене. Предстояло много путешествовать, в Париже написать "Сен-Жармен", в Испании – "Альгамбру", в Греции – "Продавщицу вина", в Персии – "Фирдоуси, читающего "Шахнаме" шаху".

ОТЕЦ И СЫНОВЬЯ МГЕБРОВЫ

Сентябрь в Петербурге выдался особенным, в парках начиналось буйство красок, на Фонтанку падали пожелтевшие листья, все медленно окуналось в легкую грусть. Из Михайловского замка на Инженерную улицу вывалила кучка шумных юнкеров. Среди них выделялся молодой человек, который с ярко выраженным акцентом, выдававшим его армянское происхождение, с истинно тифлисским темпераментом, что-то доказывал бывшим однокурсникам. Его довольно сложно выговариваемое имя Абессогом сокурсники, а за ними и преподаватели, быстро адаптировали на библейский лад - Авель.

НАГРАДЫ ЭПОХИ КАДЖАРОВ

Если для Ирана XVI - XVII вв. прошли под эгидой правления династии Сефевидов, то в следующее столетие происходила  частая смена династий. Сефевидов  сменила династия Афшаров, затем - династия Зендов, и на закате столетия Ага Мухаммад хан Каджар утвердил свою династию, правившую в Иране весь XIX в. и  четверть XX в.